Поездка на Дёржу с ночёвкой на реке Ресса в Национальном парке «Угра».

5

19-20 августа 2017

 

Задумали мы с Дилярой съездить на Дёржу, что близ Зубцова, с ночёвкой. Но поскольку Диляра живёт в Щербинке, я решил удлинить маршрут. Вместо того, чтобы  тошнить по прямой  по Новой Риге, решил поехать по старой Варшавке через Обнинск до Юхнова, а там повернуть на Зубцов через Вязьму. Я собрал весь багаж с вечера, чтобы утром на это время не терять, т.к. до Щербинки ещё доехать нужно было по пробкам. Заложив примерно час на дорогу, я выехал в районе полудня. Однако дорожная обстановка оказалась чуть сложнее, чем хотелось, поэтому к дому Диляры я подъехал только в половине второго. Увидев, что Диляра ещё выезжать не готова, я понял, что покатушка явно будет не совсем по плану. Впрочем, как показывает практика, самые интересные и насыщенные путешествия бывают как раз не по плану, поэтому я всегда морально готов к любому развитию событий.

 

Где-то в начале третьего мы наконец стартовали в сторону Обнинска, потолкались там немного в пробках, после чего вышли на трассу в сторону Медыни. Чем хороша старая Варшавка, она хоть и узкая, но машин на ней не так уж много, и средняя скорость потока не сильно отличается от моей. Кто-то едет чуть быстрее, а кто-то наоборот чуть медленнее. Стояла неимоверная жара. Меня почему-то разобрало побезобразничать, поэтому я периодически обгонял поток по грунтовой обочине, пользуясь преимуществами мотоцикла эндуро, при свободной в общем-то встречке. Впрочем, в баловстве тоже надо знать меру, поэтому на подъездах к Медыни я уже успокоился, и дальше мы ехали по правилам. Проехав через город, мы сделали остановку. Время уже клонилось к вечеру, поэтому я посмотрел альтернативный маршрут. Но более короткий маршрут требовал довольно прилично вернуться назад, поэтому мы решили продолжать путь, а там решать по обстоятельствам.

 

Проехав Юхнов, мы свернули на дорогу 29К-001 и попали в Национальный парк «Угра». Мы доехали до села Климов Завод и там сделали остановку в круглосуточной закусочной. Рядом с кафе стоял мотоцикл ИЖ. Ассортимент кафе не блистал разнообразием, зато цены были невысокими. Мы заказали по салатику, я ещё взял сырников, и стали перекусывать. Телевизор на стене тем временем запугивал нас зубными врачами-шарлатанами и прочим негативом, не забывая упомянуть что «Запад загнивает». А на улице двое в хлам пьяных местных мужиков наворачивали круги на колясыче (Днепр-12 или что-то в этом роде). Я периодически поглядывал через окно на наши мотоциклы, припаркованные напротив кафе, что эти бухие черти в них не влетели. Но не смотря на то, что на ногах они держались с трудом, за рулём они чувствовали себя весьма уверенно.

 

Время было уже полседьмого, никаких шансов доехать до Дёржи засветло с моими-то скоростями уже не оставалось. Я предложил закупиться едой и немного вернуться назад, где мы видели стенд с указателем на кемпинги возле моста через реку Ресса. Диляра сказала, что можно сначала сгонять на разведку, потом вернуться за едой. Я не стал спорить, и мы немного вернулись назад. Доехав до стенда, я оставил Диляру на дороге и проехал вдоль берега реки в поисках хорошего места. Интересный момент, что на стенде было что-то написано про оплату места в кемпинге, но нигде не было видно никакого пункта или человека, которому следовало платить. Мы доехали до первой «официальной» полянки и расположились там. Официальной поляну по всей видимости делало наличие столика с лавочкой и кострища (на более дальних полянах были ещё беседки).

И тут встал вопрос о том, что место-то нравится, мы остаёмся, но еду-то мы так и не купили. В итоге я взял деньги, Дилярин Triumph Tiger 800 и погнал обратно в Климов Завод, дабы закупиться вкусняшками к чаю на вечер и на завтрак. После моей чекушки мне было сперва непривычно управлять кубатурным дорожным мотоциклом. Он намного легче контр-рулится на скорости, и у него совсем другие передаточные числа (я большую часть времени ехал на 6 передаче). А вот на околонулевой скорости мне очень не понравилось им управлять, он так и норовил завалиться на бок. Мне нравятся более короткие, узкие и юркие мотоциклы. Впрочем я быстро адаптировался. Также я ощутил огромную разницу в аэродинамике и ветрозащите. На моей Ямахе уже на 90 км/ч в грудь и шею дует неслабый ураган, а в ушах стоит гул ветра, за которым порой не слышно даже MP3-плеер. На Тайгере же я совершенно спокойно шёл 120-140, а местами и 160 км/ч, и ощущал скорость только по мелко вибрирующему из-за козырька шлему. Заодно я успел прочувствовать и то, как паршиво держит асфальт распиаренный у нас Mitas E07. В одном из поворотов я почувствовал, как заднее колесо пошло юзом, когда я открыл газ.

 

Я закупился продуктами и водой, и вернулся на полянку. Диляра уже расставила палатку и позвала меня купаться. Однако я во-первых не люблю купаться в принципе, а во-вторых солнце уже село за горизонт, и вокруг стремительно темнело, а у меня весь багаж всё ещё висел на мотоцикле. Пока Диляра купалась, я развернул лагерь и уселся за столик, наблюдая как берег реки затягивает туманом. Когда она вернулась, мы разожгли горелку и заварили чай. Так за чаем и философским разговором пролетел вечер, и наступила ночь. Берега реки покрылись густым туманом, периодически разрываемым лучом фонаря с соседней поляны. Стало довольно холодно. Что интересно, буквально в 5 метрах на склоне, где не было тумана, было намного теплее. Диляру в этот день рано утром своими криками подняли дети, поэтому она ушла спать первой. А я ещё немного посидел за столом, поглазел в небо, периодически перечёркиваемое метеорами, согревая руки котелком с горячей водой. На соседней поляне тоже стихли разговоры и погасли фонари, но где-то вдалеке, видимо на другом берегу реки, продолжалась гулянка с музыкой и криками. Впрочем это не помешало быстро уснуть.

На утро мы проснулись довольно поздно и практически одновременно. Я стал потихоньку сворачивать лагерь, понимая что скоро станет жарко. Я не ошибся, буквально через полчаса мне пришлось раздеться до трусов, потому что даже в тонкой Крафтовской термухе с меня пот лился градом при любом движении. Мы позавтракали, Диляра снова ушла на речку, а я, передвигаясь как в замедленной съёмке, стал паковать вещи. Что интересно, за те два часа, что мы собирались, не смотря на жару, мокрый с обеих сторон тент моей палатки так и не высох полностью.

Дальнейшие планы пришлось скорректировать – дочь Диляры заболела, и ей пришлось срочно возвращаться домой. Мы выбрались на дорогу, и тут я вспомнил, что накануне, когда я гонял за продуктами, на Триумфе загорелась лампочка топлива. Впрочем у меня как обычно была с собой канистра с бензином, так что это не стало большой проблемой. Мы попрощались и разъехались в разные стороны – Диляра обратно на Варшавку, а я в сторону Вязьмы и Зубцова. Проехав пару километров, я увидел в зеркалах фару мотоцикла. Я оглянулся и притормозил, думая что Диляра что-то забыла и догоняет меня, но это оказался Suzuki Djebel, навьюченный багажом. Райдер поприветствовал меня и укатил вперёд. Я попытался его догнать, но с горечью осознал, что 80 с лишним тысяч пробега для одноствольной чекушки это немало. Я не cмог догнать даже гружёный Джебель. (( Впрочем когда мы снова доехали до Климова Завода, Джеблик замедлился чуть ли не до 30 км/ч, в итоге я обогнал его и ушёл вперёд.

 

Сразу после Климова Завода дорога стала очень разбитой, так что даже хорошо, что Диляра дальше не поехала. На её дорожнике тут было бы тяжко. Через пару километров я увидел слева на обочине разбитый самосвал и грязного человека, по всей видимости водителя. Я остановился узнать, не нужна ли помощь. Через минуту меня догнал и тоже остановился Джебель. Как рассказал водитель, разъезжаясь с фурой, он заехал одним колесом на обочину, но обочина оказалась очень мягкой, в результате он вылетел в лес. Кабина была разбита, а передний мост вырван. Машину уже частично вытащили на обочину дороги другие дальнобойщики, ему же оставалось лишь ждать эвакуатор и горевать о невыплаченном кредите за машину. Я удостоверился, что у водителя есть связь, отдал ему одну из двух имевшихся бутылок воды, и спросил у пилота Джебеля, куда он путь держит. Он ехал из Калуги по моему любимому маршруту «просто прокатиться» и в данный момент искал живописное местечко, где можно спокойно перекусить. Я предложил дальше ехать вместе, ведь нам по пути, однако ему эта идея видимо не очень понравилась, потому что когда мы стартовали, он постепенно от меня оторвался и через какое-то время видимо свернул, потому что на прямой за очередным поворотом я его не обнаружил. Я пожал плечами и продолжил путь.

 

На одной из развязок из окна машины, шедшей передо мной, со стороны пассажира прямо мне под колёса вылетел литровый пакет из-под сока. Я вспылил и захотел его оттормозить, но когда догнал, то увидел на пассажирском сидении, откуда вылетел пакет, немолодую женщину лет 50, а за рулём, по всей видимости, её сына. Я подумал, что раз к таким годам у этой бабы (наиболее подходящий в данном случае термин) ума не прибавилось, то бессмысленно что-то объяснять, поэтому просто показал ей средний палец и уехал вперёд. Полагаю, они даже не поняли, что всё это значило.

 

На въезде в Вязьму я дважды чуть не попал в ДТП. Первый раз я зазевался, вертя башкой по сторонам, и не заметил, как две машины впереди остановились, пропуская пешехода. Мне не хватало тормозного пути, я бы въехал в зад машине. Пришлось оттормаживаться уже на пыльной обочине. Остановился я, подняв облако пыли, буквально в 3 метрах от женщины-пешехода, которая перебегала дорогу. Второй раз мне надоело тошнить 20 км/ч за авто, объезжавшей многочисленные ямы, и я решил обогнать его справа. Вот только уже в процессе обгона водитель авто внезапно начал прижиматься правее. Толи он меня не видел и не слышал, толи сделал это специально – я не очень понял. Пришлось поддать газку и проскочить между его передним  крылом и бордюром. Я с грустной улыбкой в очередной раз отметил для себя, что мотоцикл стал вялым на разгон. «Компрессия кончилась, надо бы прикупить ведёрко. » - подумал я и перешёл на более спокойный режим езды.

 

Следующую остановку я сделал где-то между Вязьмой и Зубцовым в придорожном кафе. Я заказал гуляш с макаронами и кофе с молоком. Пока ждал еду, я смотрел телевизор, висевший на стене. Там снова запугивали, что якобы от бутербродов с колбасой и сыром растут бока, и прочим бредом. Я смотрел на это всё и думал: «Неужели есть люди, которые настолько безоговорочно верят тому, что говорят по телевизору, что не видят явных передёргиваний и логических нестыковок в репортаже?» Бока-то от бутербродов может и растут, но в каких количествах их есть надо для этого? )))

 

Поев, я продолжил путь в сторону Зубцова. Дорога вывела прямо в город, и в самом городе качество дорог оказалось ещё хуже, чем за его границами. Кое-как проехав через эти ямы, именуемые дорогами, я вышел на второстепенную довольно качественную дорогу и помчался вдоль реки Волга. После Мозгово я свернул на грунтовку через поле и приехал на то место, где бывал уже несколько лет назад – обрыв над рекой Дёржа. Наверху стояли две машины, а вниз вёл довольно крутой испещрённый корнями спуск, по которому я в прошлый раз съехать не рискнул. Однако в этот раз спуск не показался мне чем-то сложным. В горах Кавказа я ездил дорожки и покруче. Я спустился вниз и доехал до реки. Там в воде плескались две компании, судя по разговорам одна с Украины, другая из Москвы. Жара стояла неимоверная, стоять на месте в экипировке было откровенно тяжело. Я намочил в водах реки свой баф, повязал его на шею и полез обратно наверх. Подъём тоже не показался сложным, благо износившийся в дальняке задний баллон я уже переобул. Я прокатился вдоль реки по накатанным грунтовым колеям, но как и в прошлый раз дорога внезапно кончилась посреди поля. Фрирайдить не хотелось, да и резина у меня не самая удачная для езды по пашне, так что я вернулся в Мозгово и не доезжая до Зубцова вышел на трассу М9 в сторону дома.

Возле аэродрома Орловка я сделал привал в тени автобусной остановки. Это было отличное место для отдыха – там была тень и лёгкий ветерок. Когда же завёлся, я обнаружил, что у меня на исходе топливо, поэтому немного вернулся до АЗС Сургутнефтегаз. Бензин на этой АЗС оказался странным на запах – он пах спиртом и ароматизаторами. Однако мотор его принял хорошо, как в других случаях заправок на АЗС этой марки.

 

Московская область встретила меня пробками аж за сотню километров. Пришлось немного попылить по обочине, где быстро стало ясно, что передний баллон тоже уже пора менять. Впрочем после ремонтируемого моста дорога была свободна, так что дальше можно было ехать на крейсерской практически до самого МКАДа, благо чем ближе к Москве, тем шире становится Новая Рига. По пути встречалось много мотоциклистов, как попутных, так и встречных. Некоторые автомобили меня откровенно забавляли. Например, увидев в одной из машин на пассажирском сидении девушку, закинувшую ноги на торпеду, я засмеялся и тоже закинул ноги на передний пластик мотоцикла. Сзади сразу образовалась приличная дистанция. ))) Другой водитель тошнил в среднем ряду на аварийках. Я подумал, может сломался? Но нет, он просто ковырялся в смартфоне, полностью выпустив из рук руль и даже не глядя на дорогу. Вторая пробка меня ожидала в туннеле под МКАДом, где видимо из-за поломки в правом ряду стояла машина на аварийках. На контрасте после природы и свободных дорог всё это заметно напрягало, поэтому я с облегчением выдохнул, когда наконец добрался домой. Я вообще последнее время очень неохотно езжу по Москве, меня раздражает такое обилие авто и в общем людей. Мне в этом городе слишком тесно, и каждую рабочую неделю я с нетерпением жду выходных, чтобы снова выбраться за пределы этого бетонного муравейника. Наверное старею...

 

5
Написал Cyrix 13 декабря 2017 в 20:55
Рассказать
Комментарии0
Комментариев пока нет :(
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавлять комментарии