Прогулка на Майские до Яйлю, или лучше гор могут быть только озёра в горах.

7

Майские праздники – идеальные выходные для небольшого мото приключения. И поскольку в этом (2017) году к 9 мая прилагалось аж четыре выходных дня, решено было использовать их с толком, а не стоя в огороде кверху каком. Полгода обдумывали куда бы съездить на Алтай и наметили несколько маршрутов, но поскольку снег только растаял, решили, что соваться по относительно сложным тропкам мы не будем и просто прокатимся по асфальту, да по грунтовкам. Глобально маршрут звучал так: Новосибирск – Горно-Алтайск – Яйлю – Шерегеш – Новосибирск. Предстояло проехать около двух тысяч километров на двух китайских мотоциклах, и как написал один товарищ в комментариях к одному из предыдущих рассказов «ну действительно, ну что тут может пойти не так :)»

Перед нами не стояла задача для максимально быстрого преодоления этого маршрута, поэтому мы решили взять себе еще один день (пятницу) в качестве запасного. Выезд был запланирован на обед пятницы.

Нужно, наверное, упомянуть, что к этой вылазке мы готовились с учётом всех предыдущих набитых шишек. Во-первых, Лёха наконец то перебрал свой мотоцикл и устранил все мелкие недочеты производителя, правда пока он это делал, он внес парочку своих, например, прохохотал натяжитель цепи с левой стороны. Как он умудрился это сделать, я до сих пор не понимаю. Во-вторых, мы поставили себе грипсы с подогревом. И в-третьих, взяли с собой столько тёплой одежды, сколько смогли запихать. Еще, со всем известно китайского интернет магазина были заказаны текстильные кофры.

Я как водиться, запаковался еще в среду, мне оставалось только закинуть всё на мотак и можно в путь. Едой и бухлом решено было закупиться перед самой стоянкой, чтоб не тащить лишний груз с Новосиба. Созвонился в очередной раз с Лёшкой в четверг, предложил выехать утром в пятницу, так мне не терпелось рвануть в даль, да и дел на пятницу у меня особых не было.

- У меня утром в 9 встреча, думаю, что в 11 уже буду свободен и можно стартануть – сказал Лёха.

- Вот и отлично. Чем раньше поедем, тем лучше. – 

Для меня такие поездки как для детей новый год. Я почти всю ночь не сплю в ожидании утра, адреналин переполняет кровь и, если бы Алексей позвонил в двенадцать ночи и сказал, что он тоже не спит и поехали сейчас, я бы рванул (если был бы трезвый).

И так пятница. Чуть ли не в девять утра я выкатил своего коня и напялил на него всё необходимое. Сижу, жду. В одиннадцать звоню и спрашиваю, как там дела.

- Я еще на работе – говорит Лёша.

- Долго еще? – спрашиваю.

- Да я уже почти закончил. Давай к двенадцати подруливай ко мне, оттуда и двинем. – 

- Договорились. – 

Подождав еще немного, я прыгнул в седло и поехал к Лёхе. К его дому мы подъехали одновременно. Он сказал, что сейчас поднимется, возьмёт вещи и поедем. Прождав минут двадцать я уже подумал, что он застрял в лифте, но терпеливо сижу, курю и жду дальше. И вот спустя пол часа, а может и больше, выходит мой товарищ и начинает неспешно паковаться. А еще оказывается, что ему надо проверить давление в колёсах, вот прям сейчас. Стоически выдержав его издевательства, мы уже готовы ехать, но он опять поднимается в квартиру. У меня уже от злости дым валит из ушей и время уже около двух дня.

 

И вот, наконец, мы тронулись. Остановившись заправиться на выезде из Бердска, мой желудок начал мне подсказывать, что пора бы и пообедать. Договорились в ближайшей придорожной кафешке перекусить, трогаемся дальше.

Остановившись поесть как раз нашлось время чтоб спарить наши блютуз гарнитуры. Гарнитуры были куплены зимой (разные) и еще толком не опробованы, но вроде совместимы. Началось весеннее спаривание. Первая попытка – мимо, вторая – вроде получилось. Радости не было предела, пока я не понял, что Лёха может меня вызвать и включить связь, а я нет. Да как же так? Из нас двоих я больше всего люблю потрындеть, а вызвать Лёху я не могу. Карма видать. Договорились, что если надо поговорить, то я показываю условный знак и Лёша включает связь.

Тронулись в дальнейший путь, заодно решив проверить как работает связь. Ну что сказать, открытый шлем (без защиты подбородка) это зло во всех отношениях. Во-первых, при скорости выше сорока км/ч я слышал только жуткий шум от его микрофона. А во-вторых, (забегая вперёд) Лёхина рожа вся обветрилась и глаза воспалились от поездки в таком шлеме. И ведь человек купил себе нормальный шлем, только он показался ему слишком тяжелым, и он поехал в этой игрушке. С гарнитурами вроде разобрались, но приколы всё равно происходили. Мы договорились, что если надо поговорить, я показываю рукой на гарнитуру и Лёха включает связь, вот только не учли, что периодически я касаюсь гарнитуры чтоб переключить трек, а когда мой напарник едет впереди, то тут хоть руки себе оторви, он всё равно ничего не увидит.

Не помню, писал я об этом или нет, но сиденье на наших «туристических» мотоциклах оставляет желать лучшего. Вроде не сильно узкое, а в сё равно я больше пятидесяти километров к ряду проехать на нем не могу, задница сильно затекает. И вот тёща на новый год подарила мне водительскую подушку, видать решила, что сильно много я сижу :). В машине и дома она конечно мне не нужна, а вот перед поездкой я о ней вспомнил и не зря. Не буду тут долго разводить хвалебные оды тёще, скажу лишь, что к концу поездки готов был её расцеловать, настолько изменились ощущения от езды. С этой волшебной подушкой за пятьдесят километров вообще не устаёшь.

Дальше мы просто ехали по асфальту и вроде рассказывать тут особо нечего, только что боковой и встречный ветерок аккуратно мотал нас по дороге. Еще, я первый раз в жизни поставил сальниковую цепь, и был страшно удивлён, когда начал чувствовать сильную вибрацию от цепи при нагрузке на двигатель при скорости около ста километров в час. Попросил Алексея глянуть на цепь и мои догадки подтвердились, цепь с огромной скоростью колбасило об маятник. Но делать нечего, не ехать же домой из-за этого. Забегая вперед, скажу, что к концу поездки цепью разбило в хлам весь окружающий пластик.

По дороге нам встретился интересный кусок абсолютно новой, широченной асфальтовой дороги, идущей параллельно нашей. Дорога явно незакончена, но ни техники, ни людей на ней не обнаружено. Решили встать на ней на перекур, заодно зафотать сие чудо Российского автодора. Стою я значит курю и тут Лёха достаёт ….. (барабанная дробь) селфи палку. У меня аж чуть сигарета изо рта не выпала. 

- Как же так-то Лёха? Ты зачем мои седины позоришь? –

- А что такого? У тебя же вон для камеры поди тоже палка есть? – сказал он.

- Есть. – 

- Вот я так и знал. – рассмеялся он.

- Только мне её положили и довесок к камере, и я её не достаю. – 

Вы, мои дорогие читатели, не подумайте, что я какой-то селфипалконенавистник, нет. Я просто считаю, что этот аксессуар больше подходит школьницам или гламурным тёлочкам. Просто фотографировать самому себя, попахивает нарциссизмом. Вдоволь поглумившись на Лёшей, мы двинулись дальше.

Ближе к вечеру мы съехали с дороги на очередной перекур и заодно решили осмотреть мотоциклы. Ожидало нас два сюрприза. Первый – это то, что на моем бегуне открутился болт на ведущей звезде и не потерял я его только потому, что его придержала защита на звезде. Челюсть у меня конечно отвисла, так сказать неожиданный поворот. Второй - это у Лёши начал откуда-то капать бензин, опять. Вот же сюрприз, подумал бы каждый на моём месте и удивился. Но не я. Я даже бровью не повёл, поскольку был к этому совершенно готов. Особенно зная любовь Лёхиного коня плеваться бензином во все стороны при любом удобном случае. Бензин сочился где-то в районе крана и поскольку он не бежал ручьём, мы решили, что этим нас не испугать и поехали дальше.

Первая ночевка была запланирована между Бийском и Горно-Алтайском. Где-то около девяти часов вечера мы въехали в Бийск. По плану тут надо было быстренько купить поесть, попить и нестись к первому привалу. Засада началась практически сразу. До магазина мы ехали по навигатору и крюк от основного маршрута получался небольшой, вот только на нужном нам повороте стояли доблестные сотрудники, перекрывшие дорогу. Проехав нужный поворот, навигатор построил кардинально другой маршрут, значительно длиннее первого. Пробравшись до нужного магазина, Лёша пошел за продуктами, а остался сторожить мотоциклы. Наконец, спустя двадцать минут, выходит мой друг и сообщает принеприятнейшее известие. В Бийских магазинах, после девяти, алкоголь не продают, вообще, от слова «совсем». Такой порот событий печалил меня без меры. Конечно у меня с собой был стратегический запас водки, но хотелось пивка. Однако продавщица в магазине шепнула Алексею, что пиво можно купить в дворовых пивнушках и мы отправились на поиски. Еще немного поплутав по улочкам, мы наткнулись на магазинчик, вывеска которого гласила, что тут продаётся «оно». Прикинув сколько я и мой напарник сможем выпить за вечер, решено было взять пять литров разливного. Взяв в руки две «торпеды» по три и два литра, я выбежал на улицу и посмотрев на наши мотоциклы, понял, что крепить их некуда. Постояв несколько минут примеряя их и так и эдак, Лёша предложил перелить пиво в его канистру для бензина. Представляю сейчас реакцию читателя, «Вот же два дебила. В остатки бензина пиво налить.» Но канистра то у Лёхи была совершенно новая, даже воды не видела.

К тому времени на улице совсем стемнело и меня ждал очередной нежданчик. Моя фара могла осветить разве что верхушки сосен, даже на ближнем. А произошло это потому, что не за долго до выезда я поменял задний амортизатор на новый (только от другого мотоцикла), а это новый оказался на пару сантиметров короче. Днём это не вызывало никаких проблем, а вот ночью – эффект не заставил себя ждать. Выехав за город, мы остановились. Лёха достал нож, и я принялся им ковырять новые дырки в пластике, который крепит фару. Пять минут издевательств над мотоциклом и фара уже светит куда надо, вот только не светит ни хрена. Вечер становился всё интереснее, но разбираться что там с фарой ночью на дороге не хотелось, и мы поехали дальше, Леша впереди – освещая нам светлый путь в будущее, а я по его стопам сзади.

Уж не помню сколько мы еще так проехали и наконец свернули с дороги в какое-то село. К тому времени (около двенадцати ночи), я уже немного подустал и очень сильно хотел есть. Поплутав немного по деревне, мы выехали на тропинку, которая вела нас куда-то в гору. Алексей ехал по навигатору, а плёлся за ним. И вот, наконец, мы заехали на поляну, состоящую сплошь из огромных ям, кустов и заваленной густой сухой травой.

- Мы на месте. – весело отрапортовал мой друг.

Я огляделся вокруг и слегка охренел. За дровами надо ползти в глубоки овраг, палатку поставить не где, сухой травы вокруг столько, что костёр разводить попросту не где.

- Лёха, что это за хрень такая? – спросил я и высказал ему всё что у меня накипело.

- Не нравиться, поехали от сюда. – обиженно сказал Лёха.

- И куда мы ночью поедем? Придется остаться здесь. –

Есть у моего организма очень неприятная особенность. Я если долго не поем, то у меня начинает болеть голова и я становлюсь не самым приятным попутчиком и собеседником.

Делать не чего, Лёша начал ставить палатку, а пошел за дровами и вырубал место под костёр. Спустя где-то пол часа, мы положили шампура с мясом на пару поленьев и взяв водку и пиво сели возле угольков. Жизнь начала налаживаться. Но долго и вдумчиво посидеть не получилось, так как усталость брала своё, и выпив буквально по паре кружек пива, мы пошли спать.

Утро нас встретило бодрым ветерком, который радостно колотил мне стенкой палатки по голове, как бы намекая «вставай, солнце уже высоко». Выбравшись из спальника, я пошел осматривать окрестности. Вид с холма открывался поистине отменный.

В общем и целом, это было обычное утро путешественников на китайских эндуриках. Я пытался понять почему у меня не светит фара, а Лёша – откуда у него бежит бензин. Свою беду я обнаружил очень быстро, по какой-то причине лампа внутри фары закоптилась и естественно света давала мало. А Лёха течь так и не обнаружил, и решил, что запихнёт под бак салфетку, дабы оценить масштаб бедствия, или иными словами – за сколько времени салфетка промокнет напрочь. Когда я уже запаковался и уже практически оделся, этот вражина полез ставить прикуриватель для зарядки своего навигатора, потому как до поездки ему было не когда. Я, наверное, еще не раз буду материться, вспоминая как Лёха собирается, этот процесс можно сравнить разве что с откладкой яиц тихоокеанской черепахой.

Наконец ВСЕ собраны, и мы продолжаем наше путешествие. Сегодня предстояло доехать до Яйлю. Погода была прекрасной и движение по Алтайскому серпантину доставляло нам огромное удовольствие, а отсутствие трафика позволяло даже немного похулиганить. В Горно-Алтайске необходимо было пополнить наши запасы, купить мне лампочку и герметик для Алексея. Мы же не знали от куда бежит бензин, а бензостойкий герметик мог бы пригодиться. Купили всё что надо и поехали дальше. Пока суть да дело, незаметно подкралось время обеда. Связавшись со своим попутчиком, я сказал, что надо поискать место для обеда. Буквально через пару километров Лёха заприметил справа отличный холмик, но проскочил поворот, и я поехал туда первый. Холмик как холмик. Перед ним была смачная такая грязюка, а потом небольшой, но довольно крутой подъём. Вообще легко – подумал я и рванул вперед. Первый подъёмчик был и правда плёвый, а вот за ним я зачем-то заехал на поляну, заросшую травой. И поскольку поляна была так сказать наклонной, я начал с неё сползать. Немного поддав газку, я уложил свой мот на правый борт. Всё это время мы были с Лёхой на связи и диалог выглядел примерно так:

- Я сейчас заеду и гляну что там да как. Ты пока не лезь. – 

- Добро. –

- Подъёмчик фигня, тут главное колею перепрыгнуть и на травку…… Чё то не едет мот по травке…… Ай бл……… Ты сюда не езжай…… Как же эту сук….. поднять, лежит вверх колёсами.

- Бегу. –

С Лёхиной помощью мы подняли мой пепелац и потащили его вниз. Он даже вниз тронуться не мог, его тащило боком. Спустились мы в общем и обнаружили, что на другой стороне дороги раскинулось огромное поле и естественно поехали туда. Практически сразу я разделся до трусов. Во-первых, после падения я немного взмок, во-вторых – солнышко припекало будь здоров, а в-третьих – я был в кожаных штанах. Достав горелку и консервы, я начал готовить обед, а Лёша начал разбирать мотоцикл в надежде найти течь бензина. Скинув бак, мы поняли, что течёт не кран и не прокладка под датчиком топлива, а лопнул шов в месте где приварен кран. Ситуация не приятная, тем более что сварочника у нас с собой не было, да и варить бак то еще удовольствие.

- Я где-то читал, что если течь в баке затереть мылом, можно еще много проехать. Вот только мыла у меня с собой нет. –

- А у меня есть. – радостно сообщил мне мой друг.

Обильно натерев место течи мылом, пообедав и на всякий смазав цепи, мы поехали дальше. Еще немного проехав по асфальту для порядку, свернули на грунтовку.

Как говориться «сколько людей, столько и мнений», а я с вашего позволения выскажу своё. Иметь универсальный мотоцикл – это кайф. Ты одинаково едешь и по асфальту, и по грунтовкам или вообще с отсутствием дорог. Не могу понять людей, которые мне говорят, что ездить по асфальту или по грунтовкам это фу. Для меня любая дорога – это удовольствие, а когда это всё сочетается в одном путешествии – это огромное удовольствие. Даже в езде по абсолютно прямой, бесконечной, асфальтированной дороге я нахожу свой кайф, можно ехать и думать о вечном (например, выключил я утюг или нет). К своему огромному сожалению, я не могу найти ни одного мотоцикла действительно двойного назначения. Либо мотак годиться только для асфальта и грунтовок, либо для грунтовок и грязи, а на асфальте его не хватает.

Но хватит этой лирики, вернёмся к земному. Дальше мы неслись по щебёнке вперемешку с грунтовкой, как ехали по асфальту около девяносто, так дальше и ехали. Дорога стала совсем пустынной и это добавляло еще больше удовольствия.

Уж не помню сколько мы точно проехали, а это и не важно, и на затяжном подъёме мы встречаем велосипедистов. Едет себе группа человек из четырёх. Мы значит понеслись мимо, а на самой вершине встречаем еще одного. Велосипед лежит на обочине, а женщина сидит на корточках рядом с сугробом. Мы естественно тормозим, вдруг упала или еще чего.

- Случилось чего? Велосипед помочь поднять? – спросил я.

- Да все хорошо. Я просто снежком лицо умыть остановилась пока остальных жду. – ответила она.

Мы попрощались и поехали дальше, а в голове у меня не утихала мысль: Ей же на вид лет шестьдесят минимум, а она на подъёме еще и остальных ждет. Восхищаюсь я такими людьми, и сам, наверное, мог бы так, только я ленивая тварь.

Проезжая деревню под названием Бийка, мы наткнулись еще на нескольких велосипедистов, которые остановили нас и поинтересовались судьбой отставших членов команды.

Уже на выезде из деревни Лёха вдруг остановился.

- Что там у тебя? – спросил я.

- Тут такое дело. Смотрю я в правое зеркало, а его там нет. – ответил Лёха.

- Это как так? –

- Ну то есть корпус на месте, а вот зеркала внутри корпуса нет. Ты случайно не видел где оно улетело? – 

- Нет. А давно ты его видел в последний раз? –

- Да я как-то туда и не смотрю обычно. Но вроде недавно было. –

- Ну и черт с ним. – 

- Ага. Потом при продаже мотоцикла начинают возникать вопросы «А сильно падал? А что еще кроме зеркала отломал?» - 

Короче, развернулись и поехали искать злополучное зеркальце. Проехали всю деревню, но так ничего и не нашли. Плюнули на это дело и поехали дальше.

После Бийки дорога стала еще интереснее, она петляла между гор, то и дело поднимаясь и опускаясь, а в нескольких местах мелкие горные ручейки протекали поперек. Еще немного и мы уже стоим на верхушке горы, а впереди нас ждёт довольно крутой спуск. Пока мы ползли вниз, в голове крутилась только одна мысль: На завтра обещали хороший такой дождик, а мы сейчас спускаемся по какой-то оранжевой глине, и вот как нам будет весело завтра после дождя тащить наших коней наверх.

Пока я предавался окружающей красоте и своим подленьким страхом, дорога упёрлась в автоматический шлагбаум. Вывеска гласила, что мы приехали в Яйлю, а рядом стоял дом, на веранде которого сидела женщина.

Тут надо сделать небольшое отступление и вернуться на несколько дней назад.

Яйлю – это маленькое село на берегу Телецкого озера, существующее только благодаря метеостанции, расположенной там. Кроме того, там заповедник. И когда я начал узнавать, как туда попасть, мне сказали, что туда въезд только по пропускам и вообще там очень жёсткие правила пребывания, договариваться о въезде надо заранее и т.д. Начал в интернете искать сайт и телефоны местных сторожил. Позвонил по одному из телефонов, спросил что да как. Мне сказали, что место вам найдем и приезжайте спокойно, охраны на въезде после шести вообще нет, а если даже и есть, то просто скажи, что к нам.

Так вот, подъехали мы к шлагбауму и милого вида тётечке.

- Нам бы заехать. – сказал я.

- Эт можно. – сказала она – Давайте я вас запишу и езжайте.

Пока она записывала нас в гроссбух, моя далеко зарытая еврейская натура решила вдруг проснуться.

- А где тут можно переночевать подешевле? – спросил я.

Тётечка сразу оживилась и сказала, что есть такое место и сразу же предложила позвонить и предупредить хозяйку чтоб нас встретили.

- Вот это сервис! – подумал я и конечно согласился на звонок и на встречу.

К нашим мотоциклам женщина провожала нас почти как друзей. Мы завели мотики и я кивнул в сторону нового модного шлагбаума, думая что она сейчас достанет из кармана пультик и щёлкнув кнопочкой откроет его. Но когда она подошла к шлагбауму и руками принялась его поднимать, мы с Лёхой заржали в голос. Надеюсь она на нас не обиделась.

Проехав еще немного по дороге, мы въехали в посёлок. Нужный нам дом был в самом начале и нас встречала хозяйка. Показала нам двухэтажный домик, сообщила что стоить это будет триста (кажется) рублей и пока она гладит для нас постельное бельё, мы можем сходить и зарегистрировать наш приезд к управляющему. Мы не стали распаковываться и сразу пошли на разведку.

Я и представить себе не мог как же далеко придется топать до озера. Когда мы спустились, стало понятно, что я сильно поторопился, приняв предложение поселиться на въезде в село. По пути мы наткнулись на домик, где было много народу и Лёха решил поинтересоваться, можно ли еще где снять номерок поближе к воде. Какая-то местная девушка тут же начала нам рассказывать, что сейчас праздники и все хорошие места давно заняты, но вот прям на берегу стоит большой двухэтажный дом с террасой, человек на пятнадцать, только там сломалось отопление, поэтому там никого нет. Дала телефон хозяйки и на прощание сказала, что там очень дорого, поскольку это самый шикарный дом во всём посёлке. Мы всё же решили позвонить и узнать, какую же цену с нас заломят за двухэтажный особняк на самом краю Телецкого. Лёша набрал номер и его тупо проигнорировали. Ну нет, так нет. 

Сходили получить пропуски на мотоциклы, по пятьдесят рублёв с носу и поплелись обратно в гору, в сторону самого крайнего в селе дома, где нам предстояло ночевать, лишенными прекрасных видов. Алексей решил еще раз набрать номерок и дозвонился. Оказалось, что у них там какой-то день рождения отмечают, но она может подойти и показать нам дом. К тому моменту мы уже прошагали вверх пол пути, но делать нечего, разворачиваемся и снова идем к берегу. Дождались хозяйку и пошли на экскурсию в дом. Внутри оказалось достаточно тепло и просторно. На первом этаже располагалась кухня с огромным столом, а на втором, несколько комнат и огромное количество кроватей и диванов. Тут значит осталось выяснить главное – сколько пиастров сие чудо стоит.

- Сколько за человека? – спросил я, в душе молясь, чтоб с нас не запросили за весь дом.

- Дороговато конечно, но тут лучшее место, жаль только отопление сломалось. – ответила хозяйка.

- Дороговато – это сколько в рублях?

- Пятьсот за человека. – смущаясь сказала она.

Мы только и смогли что переглянуться.

- Берем. Нам только надо сходить забрать мотоциклы. И кстати, где тут у вас магазин, нам бы поесть купить? –

- Так в этом же доме, только он закрыт. Но я сейчас за ключами схожу и открою. –

Слегка офигев от «бешенной» цены за дом и дополнительного сервиса в виде «личного» магазина, мы пошли забирать наших коников.

- Как быть с той тёткой? Я же даже в глаза ей посмотреть не смогу. Она там нам бельё постельное гладит, а мы её кинуть решили. –

- Я разберусь. – сказал Лёха – Дадим ей отступные.

Добрались до того дома, Лёша сходил с ней поговорил и вот мы уже ползём на мотоках вниз, навстречу чудесным видам.

Поставили двухколёсных за забором, рядом с домом и пошли в магазин. Ознакомились с ассортиментом и решили, что на ужин у нас будут купаты. 

- Только они сильно замороженные, но если кинуть их в тёплую воду, то они за пол часа отойдут. – сообщила нам женщина. 

- Нормально, пойдет. – сказал я. – Вот только вы нам покажите где их приготовить и дров бы не мешало. -

- Ой ребята, тут с этим очень строго. Тут костры жечь нельзя. Это же заповедник. -

- А как же мы их приготовим? – спросил я.

- За домом, на берегу, рядом с беседкой стоит мангал, в нём можно приготовить, только не надо большой костёр жечь, а то нельзя тут. – 

- Да мы и не собирались костры разводить, просто купаты пожарим и всё. А где дрова взять? –

- Тут с дровами совсем плохо. Здесь рубить нельзя, поэтому нам их привозят, а они очень дорогие.

- Так мы купим. – сказал Лёша – Сколько? -

- Очень дорого ребята. Это же кедровые дрова, тут других нет. -  

- Сколько? – в один голос спросили мы с Лёхой.

- Двести. – немного помявшись ответила она.

- А сколько поленьев можно взять? – спросил Лёша и полез в кошелёк.

- Сколько надо. – ответила она и повела нас к поленнице.

Выдала нам ключ от навеса с дровами и сказала, что тут еще и туалет есть, только он для своих, поэтому никому не говорите, что я вас сюда пустила. А то общий туалет через дорогу стоит и бегать до него далеко.

- Так сколько дров то можно взять? – не унимался мой друг.

- Лёха, я потом тебе расскажу сколько. – сказал я и мы попрощались с хозяйкой и начали распаковываться.

Да благословит этих людей Будда и все остальные философы. В таких местах вдруг резко осознаёшь, что некоторые люди живут не ради того, чтоб урвать, а просто чтоб жить. Мы вот, например, потратили двести рублей на охапку дров, а она может на них купит новую лопату и посадит поле картошки и будет потом её всё зиму есть.

Первым делом нужно было положить купаты в воду, чтоб растаяли. Пошел на кухню искать для этих целей кастрюлю и при беглом осмотре обнаружил лишь одну, огромную, в которую была налита ржавого цвета вода. Поскольку водопровода в доме нет и чистая вода есть лишь в небольшом бидоне, я решил её не расходовать и бросить упаковку в мутную жижу в кастрюле. А чего им будет то в герметичной целлофановой упаковке?

Быстро скинув вещи с мотоцикла, я пошел разводить мангал. Как только дрова занялись, взял баночку пива и наконец то пошел к воде осмотреться. Сел на гальку и впал в нирвану. До чего же там красиво и тихо. Прозрачная вода, тихо плещущаяся у моих ног. Облака, плывущие над водой так низко, что кажется их можно потрогать рукой и горы по краю Телецкого озера, на которых местами еще лежат белые шапки. Вскоре ко мне присоединился Лёха и мы уже вдвоём придавались очарованию этого места.

Стало быстро темнеть и моё душевное равновесие всё сильнее стало нарушать сильное чувство голода. Пора готовить. Я пошел в дом доставать наш ужин из кастрюли. Откинув крышку, я сразу понял, что-то не так. Купаты утонули. Вспомнив элементарную физику, я точно знал, что пакет с воздухом не может утонуть, пока в нем есть этот самый воздух. Значит в пакете есть дырка и воздух в нем уступил место грязной воде. Выловив пакет, я убедился, что теория с практикой ничуть не расходиться и из пакета полилась неприятного цвета водичка. Вот и поели – подумал я. А с другой стороны, мы же их на огне готовить будем и всю заразу поубиваем, а еще у нас осталось немного шашлыка со вчерашнего дня. 

- Лёха, тут наши купаты случайно искупались в не очень чистой воде. Ты не очень брезгливый? – спросил я.

- Да мне пофиг. Зажарим и съедим. –

Закинули мы всё имеющееся у нас мясо на решетку и открыли бутылочку коньяку. После второго глотка голод стал постепенно отступать, и мы решили пойти на балкон второго этажа и насладиться видами на озеро. Расположились там на стареньком диване и уставились в густые сумерки, попивая коньяк из горла и запивая всё это пивом.

Очень скоро совсем стемнело и мы пошли глянуть как там наше мясо поживает, есть при этом уже почти не хотелось, а состояние нашего с Лёхой опьянения приближалось уже к существенному. Долгий день в пути, плюс коньяк и пиво на голодный желудок делали своё дело.

Тут из темноты к нам вышли два человека. Это были велосипедисты, которых мы встретили по пути. Выглядели они довольно замерзшими, поэтому от предложенного нами коньяка отказываться не стали.

- Вас только двое. – сказал я – А где остальные?

- Ползут сюда потихоньку. Хотя я не представляю, как они в темноте с горы спускаться будут.

- А вы чего не с ними,  помочь там чем?

- Там все взрослые, справятся. А мне надо ночлег найти, а то уже одиннадцать вечера и не понятно куда идти и у кого спрашивать. А вы случайно не знаете где тут можно переночевать?

- Тут не далеко, в самом начале поселка, есть чудный домик и дешево. – сразу выпалил Лёша.

- А в этом доме места есть?

- Места-то есть, но нет отопления и дорого берут. – пытался отговорить его Лёха, в надежде, что тишина и покой этого места не будут разрушены толпой шумных велосипедистов.

Мужик сразу всё понял и сказал, что они нам мешать совсем не будут и мы их вообще не услышим. Мы с Алексеем приняли решение, что надо помогать нашим замерзшим двухколёсным братьям, дали телефон хозяйки, а сами пошли в беседку, строить планы на завтра и допивать коньяк. Вскоре начали подтягиваться отставшие путешественники, но мне было на них уже совершенно плевать. Я с трудом встал, сходил куда-то по нужде и кое как поднялся на второй этаж, упал в кровать и отрубился. Не было такого со мной никогда, чтоб я напился до состояния «лунной походки» со ста грамм коньяку да трёх банок пива, но факт остаётся фактом.

Спать под толстым и тёплым одеялом в прохладном доме оказалось очень приятно. Проснулся я около восьми утра и обнаружил что Лёха уже встал. Утро выдалось хмурым и не приятным. На улице шел дождь, всё вокруг заволокло серым и унылым туманом.

Пока мы завтракали, Лёха предложил сходить и осмотреть все местные достопримечательности.  Первой из местных достопримечательностей была поляна, заставленная с солнечными панелями.  Вторая - это очень красивый яблоневый сад, ну а напоследок местные сказали нам, что если пойти налево по берегу, то можно увидеть сосну которая растет вдоль воды в горизонтальном положении. Мне почему-то не очень хотелось идти в дождь и смотреть все эти прелести, но немного поныв, я решил составить компанию своему другу. Одевшись потеплее, напялив на себя дождевики и взяв в руки по горячей чашке кофе, мы пошли вдоль берега искать заветную сосну.

Побродив по берегу и немного поснимав, мы пошли обратно. По пути я уговорил Лёху больше никуда не ходить и на это было несколько причин, во-первых нужно было разбираться с протекающим Лёхиным бензобаком, во-вторых после обеда обещали сильный ливень и совсем не хотелось после этого взбираться на гору, ну а в-третьих мне просто не терпелось снова сесть в седло и поехать куда глаза глядят. Вернувшись в дом, Лёха принялся разбирать мотоцикл, а я пошёл готовить обед.

Залепив бензобак холодной сваркой и пообедав, мы начали собираться в дальнейший путь. Как обычно, я очень быстро собрался и запаковал всё на мотоцикл. Теперь мне только и оставалось, что сидеть на крылечке и смотреть на бесконечный дождик. Иногда мне кажется, что Лёха нарочно собирается так медленно насколько это возможно, ему, наверное, доставляет огромное удовольствие смотреть на то как я злюсь. Но даже его сборы не могут быть бесконечными и через какое-то время мы наконец-то в седле и двигаемся вперёд. Подъем в гору, которого я боялся вчера, совсем не был страшным. Мы легко поднялись в гору, единственное что теперь омрачало наш путь, так это отсутствие пинлока на визоре.

Изначально, когда Лёха планировал этот маршрут, мы думали что поедем из Яйлю до Бийки, а потом по полевой дороге попробуем проехать напрямую до Алтамаша.  Точнее сказать съездим километров тридцать до первого брода, посмотрим, что там за дорога или что за брод и вернемся назад тем же маршрутом. Но наши очень долгие сборы и погода внесла свои коррективы, поэтому было принято решение не терять время на разведку ехать уже провереной дорогой до Верх-Бийска. Тем более мы оба понимали, что по раскисшей полевой дороге мы никуда не доедем. Всю дорогу до Верх-Бийска нас поливал мелкий и противный дождик. Но как только мы съехали с грунтовки на асфальт, дождик прекратился, и погода заметно улучшилась. Немного проехав по асфальту, мы снова свернули на грунтовку. Наша дорога пролегала через Турочак, Алтамаш, Таштагол, и конечным пунктом сегодняшней поездки должен был стать Шерегеш. По этому маршруту пролегает новая дорога, которую сделал Тулеев не так давно. Она проходит через горы и должна быть очень живописна, но позднею весной или летом, а нам с Лёхой достались сугробы на обочинах и немного серости в окружающем пейзаже.  Но это нисколько не мешало нам наслаждаться каждым пройденным километром. Дорога через перевал достойна отдельного упоминания. Это был идеально ровный грейдер, такой ширины, что по нему могли бы ехать пять камазов параллельно друг другу. При этом за всё время нам встретились одна или две машины.

Для кого и зачем строили такую дорогу я до сих пор не понимаю, как говорится умом Россию не понять. Захотелось мне упомянуть и про Лёхину манеру езды по грунтовке. Если он едет за мной, то намеренно отстаёт так, что я перестаю его видеть зеркала и начинаю притормаживать, чтобы не упускать его из виду, а если он едет впереди, то начинает гнать так, как будто за ним гонится толпа кредиторов и я за ним просто не успеваю. Пока мы ехали, много думал об этом ибо время позволяло, и пришел к выводу, что ему, наверное, просто нравится ехать одному.

Вот так, не спеша, с перекурами и остановками поесть, мы добрались до Шерегеша. Остановились у стеллы на въезде, пофотались и Алексей стал звонить в гостиницы.

- Мы сейчас заселяемся, потом пойдём в баню с термальным источником, а потом в мой любимый бар, где продают очень вкусное пиво. -  сказал мой друг.

После пяти минут обзвона он мне сказал, что не может дозвониться в гостиницы и всё это очень странно, значит надо ехать на гору и там по месту решать где мы заселяемся. Сказано - сделано. Минут через десять мы уже подъехали к подножию горы. Я никогда не был в Шерегеше, и был сильно впечатлён огромным количеством натыканных друг на друга отелей. А что было ещё удивительнее, так это то что ни один из них не работал. Как мы выяснили чуть позднее, сезон закрылся буквально пару дней назад, ну а держать открытый отель без посетителей хозяева считают нерентабельным. Покатавшись немного по пустынным улочкам этого загадочного городка, мы решили поехать в город, чтобы найти съемную квартиру на ночь, поскольку ночевать на снегу нам почему-то не хотелось.

Лёша довольно часто ездит в Шерегеш зимой и у него не возникло никаких проблем с поиском телефонов людей, сдающих квартиры. Позвонив по первому же номеру нам предложили снять двухкомнатную квартиру за полторы тысячи. Искать другие варианты мы не стали и уже через пять минут встретились с женщиной, которая показала на дом, подъезд и вручила ключи, попросив за полчаса до отъезда позвонить ей. Сняв с мотоцикла все вещи которые " плохо лежат" или попросту которые могут ночью упереть, мы пошли заселяться. Отойдя немного от мотоциклов, мы случайно услышали диалог проходящей мимо парочки:

- Дорогая, смотри какие мотоциклы.  Я такой же хочу. Купи мне пожалуйста такой же мотоцикл. -  сказал умоляющим голосом парень.

-  Ага, сейчас, бегу и волосы назад. -  с презрением ответила ему девушка.

-  Ну пожааааалуйста. -  заныл он в ответ.

Мы с Лёхой хохотали минут пять, после чего наконец-то открыли дверь в подъезд и поднялись к себе на этаж.  А в квартире нас ждал сюрприз. Там было жарко, но не просто жарко, а невероятно жарко. Я первый раз жизни увидел тёплые стены. Теплыми полами нынче никого не удивить, но вот чтобы стены были горячими, я такого не видел нигде и никогда. Там было прямо как в адском пекле, градусов 30 с лишним точно. Мы покидали вещи в коридоре, быстренько переоделись, и пошли искать где бы нам поесть. Дойдя до ближайшего перекрестка, мы увидели ларек с надписью пицца, вот только кроме разливного пива в этом ларьке ничего не продавалось. Выйдя на улицу, я насчитал пять или шесть ларьков и магазинов где можно было купить любой алкоголь и всего один продуктовый магазин, а также нашелся ларек с шаурмой. Посовещавшись, мы решили, что бессмысленно идти искать место где можно поесть культурно и мы просто возьмём пива, шаурмы и пойдём на квартиру посмотрим телевизор. Зашли в небольшой магазинчик специализирующийся только на алкоголе, взяли бутылочку настойки и много пива, перешли дорогу, затарились шаурмой и направились домой.

С алкоголем в этом путешествии у нас с Лёхой совсем не вязалось. Мы выпили буквально по паре глотков настойки, по паре банок пива и завалились спать.

Выезд на следующий день был запланирован на 7:00 утра. Лёха сказал, что проехать нам надо много, поэтому лучше встать пораньше. 

Спать в этой квартире было решительно невозможно, жарко было так, что провалявшись до пяти утра я встал и включил телевизор, дождался пока Лёха встанет и мы начали быстренько паковаться. На выходе из квартиры нас ждал очередной гаденький сюрприз, лифт не работал, квартира была на восьмом этаже, а утащить все свои пожитки за один раз никак не получалось. На улице около ноля, в доме жара, я в полной экипировке стою возле лифта и матерюсь. Как оказалось, лифт выключается на ночь, и ровно в 7:00 утра он включается снова, так что один раз мне всё же пришлось сбегать, а остальные вещи спустили уже на лифте. Смазали цепи, отдали ключи, и вот мы уже снова в дороге. Сегодня нам предстояло доехать до речки Суенга, там на выходных проходил слёт джиперов и мы надеялись затесаться на ночь их дружную компанию.

Серая полоска асфальта убегала вдаль, а мы катилась по ней пытаясь надышаться свободой. Так потихоньку горы сменились равниной. Лёгкий Майский ветерок, который ласково треплет за окном арматуру, всё время заставлял нас ехать слегка наклонившись. Ощущение было такое, что в таком положении я должен был входить в крутой поворот, но мотоцикл почему-то ехал прямо. Ну а про то что нас регулярно переставляло, то на встречку, то на обочину, я вообще молчу.

Время перевалило за обеденное и надо было перекусить. Лёша сказал, что буквально через двадцать километров будет городок, там и поедим. Город назывался Заринск и достоин отдельного упоминания. Подъезжая к городу открывалась живописная картина. Вокруг города небо было чистым и лазурным, а ровно над самим городом висела огромная лиловая туча. Картину дополнял какой-то комбинат на окраине города с грязно-серыми строениями из которых торчала огромная и жутко дымящая труба, заполняющая всё вокруг вонючим и чёрно-серым дымом.

- Да это же Мордор! – закричал я Лёхе в гарнитуру. – Они только огненный глаз над трубой спрятали.

Истинные поклонники Толкиена от такой картины пришли бы в полный экстаз.

Быстро перекусив, мы помчались прочь из этого мрачного места.

Довольно скоро асфальт снова сменился полевыми дорогами. Мы должны были проехать через деревню с прекрасным названием Елбань, это должно было стать одной из ключевых точек маршрута, но почему-то нам пришлось чуть изменить маршрут. Проехали еще немного полями и выскочили к очередной деревне. Перед ней нас ждал брод и маленький, пешеходный железный мостик. В воду лезть совсем не хотелось и решено было ехать по мостику. Лёша совершенно спокойно и не принужденно оказался на той стороне, пришла моя очередь. Аккуратно заехав на него передним колесом, я поддал газку. Вдруг сзади раздался хруст и ……. я застрял. Потихоньку повернул голову и попытался оценить ущерб. Левый боковой кофр зиял всем своим нутром наружу, зацепившись за небольшой металлический выступ. Потихоньку, чтоб ничего не высыпалось я стал сдавать назад. Освободивщись из железного плена, я, нецензурно высказываясь, слез с коня и полез за скотчем. Всё это время мой друг делал на моём фоне селфи с разных ракурсов.

Настроение стало ниже плинтуса, кофры то новые, это вообще их первая поездка. Но делать нечего, обмотал их скотчем и снова сел в седло. На это раз Лёха по гарнитуре начал руководить моим продвижением по мосту.

- Стой! Теперь наклонись влево. Ага, теперь газку. Проходишь. – командовал Алексей.

Под его чутким наблюдением я доехал почти до самого конца мостика и …… снова застрял. Но на этот раз я просто застрял. Мои боковые кофры уперлись в поручни моста и меня зажало как в тисках. Тут всё как у Винни Пуха, ни назад, ни вперед. Разумеется, мне на выручку заспешил Пяточёк. Внимательно изучив ситуацию, решено было двигаться вперед. Лёха вылез за мост и держась за поручни руками пытался вдавить ногами кофры в мотоцикл то с одной, то с другой стоны, при этом лихо перепрыгивая через перила и свешиваясь с моста над рекой. Я при очередном Лёхином пинке газовал, чтоб продвинуться вперед на очередные пять сантиметров, а за всем этим действом с берега наблюдала толпа местных, которым именно в этот момент приспичило вернуться с полей домой в родной посёлок. Описать всё это в красочнее я, наверное, не смогу, не знаю столько матерных слов. Стыдно было ужасно. Еще пять минут позора, и я на свободе.

До Суенги доехали без приключений, просто там ехать то оставалось совсем чуть-чуть.

Доехали до местного «водопада». Может для такой херни просто другого слова не придумали, но водопадом «это» назвать нельзя. Разумеется, Лёха достал свою себяшкину палку и запечатлел нас на фоне этого безобразия. 

Рядышком с этим «водопадом», на поляне расположились любители помесить грязь и забираться туда, где волки срать бояться. А нам туда и надо. Народу на поляне было значительно меньше чем я ожидал, к тому же большая часть из них копошились и собирали вещи. Мы подъехали к скоплению народа в центре поляны и пошли смотреть что здесь происходит.

Судя по всему, праздник подходил к концу. На импровизированной сцене кто-то пьяный орал караоке. К нам подошел парень и спросил, чего мы так поздно. Сказал, что все наши разъехались еще вчера. Мы с ним немного поговорили и выяснили, что оказывается всё основное действо происходило позавчера, были соревнования на джипах и на мотоциклах. Мотоциклисты разъехались еще вчера, ну а сегодня разъезжаются все остальные. Судя по всему, на поляне остались бы одни организаторы собирать мусор и технику, так что мы с Лешкой решили не оставаться. Времени чтобы доехать засветло у нас ещё было предостаточно, и мы рванули домой. Проехал километров сорок мы подъехали до деревни Новососедово. Подъехать то подъехали, а вот в деревню не попали. Дорога перед деревней уперлась в мост, а точнее его полное отсутствие. Как говорится был мост да сплыл. Мы стояли и тупо смотрели на воду, соображая, что же делать дальше.

-  Как-то же люди перебираются на другую сторону - сказал Лёха. - Надо съездить на разведку и посмотреть, что там вверх и вниз по реке.

-  Давай. -  согласился я.

Мы поднялись на холм, поставили мотоциклы, и пока я курил Лёха пошел на разведку. Через какое-то время он появился и с радостью сообщил мне что там есть мост и что в принципе по нему можно проехать, но он не очень надёжный и слегка шатается. Мы прыгнули на мотоциклы и поехали осматривать это чудо инженерной мысли. Один вид этого моста внушал огромные опасения, а когда я на него вступил, опасения тут-же оправдались. Мост представлял из себя два натянутых каната, на которых лежали доски, и одного тоненького каната по левую руку, за которой можно было схватиться. Пока я шёл по нему, он не просто покачивался, а натурально пытался уйти из-под ног. Чувствуя себя акробатом на трапеции, я дошел до другого берега и обнаружил там огромный бетонный блок перегораживающий выезд с этого моста. Лёха стоял и вполне серьезно обсуждал как мы будем тягать наши 180 килограммовые мотаки через этот блок, а я пошёл на середину моста и стал прикидывать как его можно здесь протащить, держа спереди и сзади. Основная проблема заключалась в том, что, если мост начнёт хоть немного качаться и мотоцикл потеряет равновесие нам некуда будет его облокотить, трос для руки шатался ещё сильнее чем мост.

Вернувшись на берег, я заметил, что глаза у моего товарища горят адским огнем.

- Давай я первый, а ты за мной. - предложил он.

- Да ты рехнулся. Ты доски то видел? Некоторых нет, а те что есть гнилые. Даже если мост не раскачается, ты можешь просто провалиться. А еще бетонный блок с той стороны, ты через него перелетать собрался?

- Да всё нормально будет. - заявил он мне. - Я вещи сброшу и быстренько проскачу.

Он начал скидывать вещи с мотоцикла, а я стоял и не знал, как отговорить его от этого самоубийства.

- Если ты упадешь в воду, то это полбеды, а вот если тебя накроет мотоциклом, ты просто утонешь. Я вот лично сегодня не планировал купаться и спасать тебя из воды. Ну и конечно мы никогда не достанем твой мотоцикл из этой речки. -  сказал я.

Лёха меня почти не слушал и уже заводил мотоцикл. Он заехал на край моста, обернулся и посмотрел на меня.

- Даже если ты сможешь проехать, я точно за тобой не поеду. -  сказал я, выложив свой последний аргумент.

Мы аккуратно стащили мотоцикл с моста. Он смотрел на меня как на врага народа, или на предателя.

- Давай хоть поедим, а то ехать еще долго. -  сказал Лёха.

Глядя на него, я заметил, что его трясёт мелкая дрожь, его прямо разрывало на части от адреналина в крови.

Пока мы готовили ужин, Лёша прочитал мне целую лекцию о том, как в стрессовых ситуациях организм мобилизуется, и мы способны сделать практически невозможное. У него детей нет, поэтому что-то там, где-то ещё мобилизуется, а у меня их двое, поэтому мобилизуется только мозг и мне во чтобы то ни стало надо вернуться живым домой.

Поужинав я снова зашел на мостик и вдруг пришел к выводу, что не такой уж он не страшный, и если по нему аккуратно и медленно вести мотоцикл, то перебраться можно.

-  Слушай, если мы очень медленно и аккуратно поведём мотоцикл, то переберёмся. -  сказал я.

-  Иди в жопу. -  ответил мне Алексей -  теперь я туда ни за какие деньги не полезу.

Солнце ушло за горизонт, мы паковали наши мотоциклы, до дома нам оставалось что-то около 200 км. К тому моменту как мы выехали на асфальт уже стемнело и стало заметно холоднее. На первом же перекуре мы с Лёхой напилили все наши тёплые вещи, а еще через тридцать километров, мы остановились и надели вообще всё что у нас было.

Лёша похоже так хотел домой, что решил пропустить наш очередной перекур. Километров через семьдесят у меня так замерзли коленки, что просто перестали гнуться. Когда он наконец-то остановился, я спросил у него:

-Ты что, бессмертный? Или у тебя дома припрятаны запасные органы?

Посмеялись и двинулись дальше. Вот так, немного подмерзая, мы добрались до дома.

Подъехав к гаражу, я ощущал усталость и счастье. Лето только начиналась, и впереди нас ждали новые приключения.

Конец.

7
Написал
Ash 3 апреля 2020 в 07:30

Комментарии0
Комментариев пока нет :(
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавлять комментарии

Вас могут заинтересовать: