Большое путешествие на йух.
Части 7-9.

3

Глава седьмая.

 

К сожалению на Архыз я уже явно не успевал, поэтому по пути я стал присматривать место, где можно поставить палатку. Однако куда ни глянь, вокруг были пастбища, бродили коровы. А это, как я помнил, излюбленное место клещей. Не смотря на то, что мне уже объяснили преувеличенность опасности, мысль ложиться спать среди коровьих лепёшек тоже не очень радовала. В результате я всё ехал и ехал, даже когда уже совсем стемнело. Дорога от Майкопа в сторону Зеленчукской хорошим качеством не отличается и по ней лучше всего едется на максимальной скорости. В темноте же ехать быстро по незнакомой горной дороге, мягко говоря, опасно. Впрочем мне повезло. В ту же сторону довольно бодро шла грузовая газель, и я сел ей на хвост. Я не знаю сколько времени мы так ехали, но в какой-то момент водитель видимо устал и остановился отдохнуть, наверное потому что такая езда это немалый стресс. Обгоняя его, я коротко приветственно посигналил, он ответил мне миганием фар. Я сбросил скорость, а через пару километров увидел большой луг с очень короткой, толи скошенной, толи съеденной травой, который выглядел подходящим для лагеря. Я проехал около 500 метров по нему, выбрал самое чистое от коровьих лепёшек место и поставил палатку в надежде на то, что с дороги меня хоть и видно, но в глаза не бросается.

 

Я ошибся. Утро началось с гостей. Разбудил меня звук мотора - к моей палатке подъехал пожилой мужичок на 41-м москвиче и стал расспрашивать, кто я и что там делаю. Всё разузнав, он ничего не сказал, развернулся и уехал. И ведь не лень же было по полю 500 метров ехать, чтоб вопросы позадавать! Я уж не говорю о том, что он меня разбудил. Спать уже не хотелось, поэтому я стал потихоньку собираться. Вдалеке в горах явно поливал дождь. Я посмотрел прогнозы и понял, что Архыз и Домбай придётся оставить на потом – в ближайшие дни там обещали ливни. Я стал собираться, в расчёте доехать до Приэльбрусья, пожить там пару дней и потом вернуться на Архыз и Домбай. Пока я собирался, со стороны станицы Сторожевая пришёл пастух с лошадью под уздцы (пешком почему-то пришёл), тоже позадавал дежурные вопросы. Я вежливо ответил, но такое повышенное внимание к моей персоне уже начинало настораживать, пора было валить дальше. В горах погода меняется часто и быстро, пока я собирался, дожди обошли меня стороной, оказавшись за спиной. Я порадовался этому, потому что мокнуть совсем не хотелось.

Впрочем это явно был не мой день. Буквально через час езды меня внезапно догнала машина ДПС с мигалками. Я остановился, меня спросили, знаю ли я, за что меня остановили. Я честно признался, что нет. Пригласили пройти в машину посмотреть видео. Короче, ехали впереди меня три самосвала, я их по очереди обгонял, и так получилось, что когда пошёл на обгон первого, начинал я обгон ещё через прерывистую разметку, а закончил уже на сплошной. Всё бы ничего, если бы сплошная разметка там была потому, что там оказался перекрёсток с грунтовкой, о чём извещал соответствующий знак, которого я конечно же не заметил. А ДПСники в это время ехали у меня на хвосте через машину и всё засняли на регистратор. Стали стращать статьёй, которую рассматривает суд, что мне придётся через пару недель вернуться и всё такое (потом-то мне объяснили, что можно было на протоколе написать «прошу перенести разбирательство в место моего проживания»). В общем тянули на лишение, но я уговорил на 1000 рублей по 12.15ч3. Любопытно, что в процессе общения ко мне обращались исключительно по отчеству (без имени, только отчество). А пока оформляли постановление, один из гайцов сказал другому «Любопытно, а куда же делись бланки протоколов-то?». Я только потом понял, что меня на самом деле развели. Будь я понаглее, мог бы вообще уехать без штрафа или отделаться парой сотен на руки, как меня и предупреждал охранник в Красной Поляне. Но суть всего этого спектакля я понял лишь потом «на трезвую голову». А там на месте тупняк напал, как у меня часто бывает в ситуациях, к которым я был не готов. Это кстати был не первый случай, когда ДПС висела у меня на хвосте. В Краснодарском крае меня пару раз «провожали» от населённого пункта до границы района. Не знаю, может совпадение конечно...

 

Гайцы оформили нарушение и довольные укатили, а я продолжил путь. Асфальт внезапно кончился, и я, подняв облако пыли, снова обгонял легковушки. Это шли работы по ремонту дороги, или того, что тут называется дорогами. Я проехал какую-то нонейм-заправку и свернул налево в расчёте забраться на какое-нибудь плато, дабы развеяться и снять стресс. Однако у меня загорелся резерв, которого хватает примерно на 35-40 км, а навигатор показывал ближайшие АЗС не ближе 50 км. Пришлось вернуться к той нонейм-АЗС и залить в бак литров 5, чисто чтоб до нормальной АЗС доехать (канистру я к тому времени тоже уже опустошил). Бензин оказался на удивление нормального качества, я пожалел, что не заправил полный бак.

 

Погода была плохой девочкой, трепала нервы. То жарило солнце так, что я истекал потом, то небо затягивали тучи. Правда большая часть дождей были локальными, и я каким-то удачным образом под них не попадал. Когда я проезжал через Верхнюю Мару, я не отказал себе в удовольствии заехать на смотровую площадку. Однако удовольствие было изрядно омрачено кучами мусора, валявшимися на площадке и вокруг, и исписанными краской бетонными ограждениями. Меня всегда расстраивает такой вандализм, не понятно мне стремление во что бы то ни стало оставить свой след в этом мире таким убогим способом. Ладно бы ещё что-то красивое рисовали, граффити например, а то «Тут был Вася» и «Дембель 2014»... Кому это интересно, что ты тут был, Вася? Самое забавное, что я сам в подростковом возрасте влип в историю из-за того, что в польской гостинице автограф на шкафу маркером оставил. Видимо тогда я не только урок усвоил, но и пересмотрел своё отношение к «наскальной живописи».

Отрезок пути через перевал от Верхней Мары до Терезе запомнился шикарными видами и совершенно внезапно начавшимся градом размером с горох. Поскольку я езжу в экипировке, ехать было не больно, хоть и ощутимо. Но град очень быстро превратился в дождь. Я спрятался под деревцем, росшем на склоне над шумевшей внизу рекой Подкумок, в надежде, что дождь скоро закончится. Рядом стоял заброшенный улей на колёсах, коих немало встречалось на этом участке дороги. Однако дождь прекращаться не хотел, поэтому я принялся натягивать дождевик. К тому моменту, когда я наконец облачился, дождь стал стихать, и я подумал, что это такой закон подлости. На подъезде к Терезе снова выглянуло солнце и стало тепло. Я остановился возле памятника героям войны, чтобы снять дождевик, присев на лавочку. Ко мне подошёл какой-то мужичок и стал задавать дежурные вопросы. Я нехотя отвечал, стараясь не быть слишком резким, ибо настроение было паршивое. Мужичок, кстати, оказался не местным, а гастарбайтером из Узбекистана.

 

Посёлки на подъезде к Кисловодску удивили новой для меня дорожной обстановкой. То, что дороги там разбиты в хлам, а пешеходы переходят дорогу, не глядя по сторонам, это отдельная тема, довольно часто встречающаяся и в других регионах. Меня очень удивила манера вождения местных водителей. Автомобили там в основном отечественные, в том числе многочисленные заниженные приоры, но встречаются также и девятки/восьмёрки, и даже копейки в очень приличном состоянии. Водители ездят по самим посёлкам в основном очень медленно, периодически приветственно сигналя друг другу двумя короткими. Я вообще обычно бешусь, когда слышу звук клаксона, но тут это было так органично, что не раздражало. На одном из участков совершенно неожиданно мне на встречу выехали две приоры, которые шпарили не меньше 60 км/ч по моей (встречной для них) обочине. В другом месте две машины с местной молодёжью внутри внезапно со свистом тормозов остановились посреди дороги, встав по диагонали, и водители принялись громко чесать языком на местном наречии, в то время как весь остальной транспорт объезжал их по обочине. Но больше всего поразила манера поворачивать. Нормальный водитель что делает, когда хочет повернуть налево? Он доезжает до перекрёстка и поворачивает. Местные же выходят на встречку метров за 100 до поворота (я не преувеличиваю).  Про поворотники конечно же они тоже не слышали. В общем я ехал максимально осторожно, дабы не вляпаться в историю с местными джигитами, которые за пределами посёлков носятся не меньше сотни км/ч по настолько разбитым дорогам, что медленнее там ехать просто невозможно – останешься без позвоночника. Однако все они резко становятся «шёлковыми» водителями возле поста ДПС, который расположен на подъезде к Кисловодску.

 

Я немного напрягся, подъезжая к посту, после утреннего общения с местными гайцами, однако на меня не обратили особого внимания. Я же нарочито вертел башкой, разглядывая холмы слева и озеро справа.  Заехав в город, я остановился возле супермаркета Гастрономчик. Не смотря на то, что Роман уверял меня, что Кисловодск – дорогой курортный город, цены в Гастрономчике приятно удивили. Очень хотелось есть, но встретиться в Романом не получалось по семейным обстоятельствам. Я купил в Гастрономчике огромную, сантиметров тридцать в длину, вкусную кулебяку с мясом (нормальным мясным фаршем, а не тем фуфлом, которым нас в Москве пичкают) всего за 45 рублей, и уселся на крыльце перекусить. После того, как я перекусил и пообщался через интернет с Романом, уточнив некоторые нюансы этой местности, я отправился искать туалет. Каково же было моё удивление, когда в близлежащем торговом центре, где в числе прочего на первом этаже находилась кофейня, не оказалось туалета. Ещё очень позабавила табличка на разгрузочных воротах одного из магазинов и стоявший рядом «четырёхглазый» мерседес, затюненый в стиле Босозоку с двухметровыми торчащими вверх выхлопными трубами и широкими низкопрофильными колёсами с развалом под дрифт. Похоже тут народ с чувством юмора обитает.

 

Закончив «перекур», я ввёл в навигатор координаты ближайшей АЗС (рядом с Кисловодском есть Лукойл и ГПН) и поехал заправляться. Я залил бак и направился в сторону Баксана. Правда дурной Гармин почему-то отправил меня туда по маршруту Ессентуки-Минводы-Пятигорск, хотя можно было проехать более коротким путём. Я всё проклял, пока толкался там в пробках. Это какой-то ад для мотоциклиста – разметки нет, дороги все в ямах, куча запрещающих поворот знаков, не учтённых в моём навигаторе, и односторонних улиц. Количество раз, когда я случайно или намеренно нарушал ПДД сосчитать не хватило бы пальцев. Но наконец-то я смог выбраться на трассу P-217 и направился в сторону Баксана. К тому моменту, как я доехал до поворота в Баксанское ущелье, уже стемнело. В стороне Приэльбрусья очень толстым намёком сверкали молнии. Пришлось снова влезать в дождевик.

 

В Москве где-то за месяц до отъезда я познакомился с одним местным жителем - Нурдином, у которого толи родственница, толи знакомая работала администратором в одной из местных гостиниц. Я созвонился с ним, он мне вкратце описал, куда надо ехать, и я устремился вдоль реки Баксан в сторону Эльбруса. Мне навстречу вынырнули из тьмы два мотоциклиста, помахав мне рукой. Больше трафика почти не было. При езде ночью я привык ориентироваться на карту Гармина, чтобы представлять крутизну поворотов и правильно выбирать скорость. Однако и тут охранник из Красной Поляны оказался абсолютно прав – GPS нагло врал местоположение, а карта показывала абсолютно прямую ровную линию, в то время как дорога заметно петляла. Тем не менее мне удавалось ехать аж целых 50 км/ч под ливнем по этой петляющей дороге, во многом благодаря доработанному перед отъездом головному свету (я писал об этом отдельный пост по возвращении). Это был очень интересный и экстремальный опыт, надо заметить. Жаль было только, что красот Баксанского ущелья не было видно в темноте, лишь очертания гор на фоне сверкающих молний.

 

Также в какой-то момент стал ощущать, что мотоцикл плохо едет. Связано это было с тем, что по мере приближения к Терсколу высота над уровнем моря увеличивалась, то есть воздух становился более разряженным. В Терсколе, например, который находится на высоте около 2000 метров над уровнем моря, у меня мотор выше 6000 оборотов просто не раскручивался. Есть правда подозрение, что у меня ещё и датчик давления воздуха к тому моменту уже барахлил, но это отдельная тема.

 

На подъезде к Терсколу дождь закончился. Я остановился в указанном знакомцем месте в поисках нужной гостиницы, но катастрофически не мог найти то, что он мне описывал. Вокруг стояли все здания, которые должны были стоять, кроме того, которое нужно. Я задолбал его звонками, в итоге он выключил телефон. Ту самую гостиницу я так и не нашёл, есть подозрение, что её просто уже снесли, т.к. примерно там, где она должна была располагаться, находился подземный гараж и строительная площадка.

 

Я вернулся на дорогу и доехал до Терскола, где потыкался в местные гостиницы, прекрасно понимая, какой мне сейчас заломят ценник. Как и ожидалось, цены начинались от 2500 рублей за номер. Однако ночевать в палатке у меня не было никакого желания –было совсем не жарко, да ещё и мокро после грозы. С третьей попытки я вселился в гостиницу Купол за 1500 рублей за номер. Мне сделали скидку в виду того, что не сезон. Летний сезон в Приэльбрусье с июля по сентябрь. В номере был горячий душ, работающие батареи, и даже LED-телевизор, и сейчас мне очень всего этого не хватало (кроме телевизора -  на кой чёрт он мне сдался?). Я простирнул накопившееся грязное бельё и развесил по батареям, поставил сушиться мокрые мотоботы и раскидал по розеткам гаджеты, после чего упал на кровать и уснул мёртвым сном, успев только подумать, что утром найду жильё побюджетнее.

 

Глава восьмая.

 

Я давно не спал так крепко и сладко, а вид из окна на утро придал бодрости и хорошего настроения. Первое, что я сделал с утра, это связался с Лёхой, который знает эти места как свои пять пальцев. Он порекомендовал мне в качестве жилья частный гостевой дом во дворе возле кафе Байрамук, а также накидал несколько точек в этой местности, куда можно было попробовать забраться на мотоцикле. Я не спеша собрался, перекусил омлетом (еда в Куполе не очень дешевая) и поехал договариваться насчёт жилья. Когда я подъехал к Байрамуку, стоявшая там женщина приняла меня за сына Розы и Исхака - видимо она знала, что он мотоциклист, но не видела его, т.к. мы со всем не похожи. В этот момент там стояла машина замдиректора национального парка Приэльбрусье. С подачи этой женщины, выяснилось, что проезд на Джилы-су со стороны Баксанского ущелья существует (через Тырныауз), но в июле там уже начнут ставить запрещающие знаки. Я сделал себе отметку, что надо обязательно прокатиться по этой дороге, пока не запретили.

 

Хозяева Роза и Исхак сдали мне койкоместо со скидкой за 400 рублей в сутки, при этом я снова жил в комнате один в виду отсутствия других гостей. На первом этаже жил их сын Ахмат, который тоже оказался мотоциклистом, его эндуро-чекушка Motoland с абсолютно лысым задним баллоном стояла во дворе. Помимо мотоцикла у семьи оказалось два квадрика и несколько уазиков, а также они строят сейчас кемпинг для туристов. Я договорился насчёт жилья и сразу укатил на разведку местных достопримечательностей по Лёхиной наводке. В плане стояли альплагерь Уллу-тау, альплагерь Джан-туган и водопад Девичьи Косы. Также думал попробовать забраться на Чегет докуда получится заехать на мотоцикле.

 

Но для начала я решил выбрать вариант попроще – доехать до водопада Азау. Чем хорош навигатор MAPS.ME, так это тем, что там все достопримечательности обозначены. Я доехал до поляны Азау, но в конце стоял шлагбаум. В принципе можно было проскользнуть возле него, на что мне прямым текстом указали местные, но я счёл, что некрасиво вести себя как у себя дома, находясь в гостях, и поехал обратно в сторону Терскола искать другой путь. Долго искать не пришлось, я увидел поляну, на которой стоял солдат-охранник, от неё вдоль реки Баксан шла грунтовая дорога как раз на водопад. Я спросил, можно ли туда проехать, и он сказал, что можно, не смотря на закрытый шлагбаум. Правда до конца доехать у меня не получилось. На полпути ураганом недавно навалило деревьев, пришлось бросить мотоцикл возле них. Дальше я прогулялся пешком. По пути был очень крутой подъём, посыпанный чем-то очень напоминавшим московские зимние реагенты, а потом ещё более крутой спуск, по которому я вряд ли смог бы подняться. Задний баллон уже был изрядно изношен, а подъём был влажным от ручьёв. В конце спуска стояла будка, в которой что-то делали двое рабочих азиатской наружности.

Я дошёл до конца грунтовой дороги, сделал несколько фотографий, насладился видами и шумом реки. В глаза бросилась попавшая в западню канистра для воды, которая болталась между камнями порога, подбрасываемая бурным течением. Но траектории были таковы, что её всё время возвращало назад. Эта канистра прямо таки символизировала всю тщетность бытия в круговороте циклов жизни. Я вернулся к будке и увидел, что по низу тоже идёт пешеходная тропа. Я спросил, есть ли там проход, и рабочие ответили утвердительно. Дальше по тропе оказались развалины какого-то жилища, судя по всему военного назначения, со сложенными из камней стенами, турником между деревьев и табличкой «Оружие шуток не любит, ошибок не прощает». Я вернулся к мотоциклу и встретил там местного жителя. Как оказалось, в Терсколе уже чуть ли не половина посёлка знает о моём там пребывании и даже где я живу. Мы немного побеседовали, и я двинулся к следующей точке маршрута.

 

Вторым пунктом исследовательско-развлекательной программы я выбрал водопад Девичьи Косы, грунтовый подъём к которому начинался прямо из Терскола. В самом начале подъёма стоит частный дом с коровником, пришлось подождать, пока дорогу перейдёт бык. Если коровы на мотоциклы особо не реагируют, то быки иной раз делают явно угрожающие движения в твою сторону, поэтому с ними лучше быть осторожнее. Кстати, весь Кавказ специфичен тем, что по дорогам гуляют коровы и иногда лошади, причём зачастую довольно далеко от населённых пунктов. Само собой коровьи лепёшки на дороге тоже присутствуют. Это ещё одна причина, чтобы сильно не разгоняться по и без того не самым безопасным для мотоцикла горным дорогам.

После коровника начался довольно крутой грунтовый серпантин с разворотами и одновременными подъёмами. На дороге часто встречались пешеходы с трекинговыми палками, как правило без рюкзаков, но в довольно тёплых куртках. Поднявшись на 2569 метров (согласно GPS), мне пришлось бросить мотоцикл на небольшом пятачке, потому что дальше был обвал дороги, осталась довольно узкая тропа, густо усыпанная камнями, которые так и норовили убежать из под ног. Проехать там в одиночку на изношенной полуасфальтовой резине с багажом (оставить часть багажа в гостевом доме я не догадался) я не рискнул. Был некоторый шанс улететь вниз вместе с мотоциклом. Хотя будь я в компании, я бы попробовал, тропа была достаточной ширины и шансы на успех мероприятия тоже были. Я повесил замок на тормозной диск и пошёл дальше пешком. Погода была переменчивая, менялась каждые 10 минут. Солнце то жарило, то пряталось за облака, и дул мягко говоря освежающий ветерок. Лето в этом году итак не задалось по погоде, а на такой высоте и того было порядка 14-16 градусов днём и около 6-8 градусов ночью (почему собственно в гостинице и работало отопление). Пройдя около километра, я осознал, что я снова лоханулся и не взял питьевую воду, а солнышко заметно пригревало. Я снял верхнюю футболку, обмотал её вокруг головы и положил сверху снежок из попавшегося очень кстати сугроба. Получилась этакая освежающая шапочка, которая, кстати, совсем не торопилась таять.

Кто не прогуливал в школе физику, тот должен знать, что при низком атмосферном давлении и небольшом содержании кислорода в воздухе процессы кипения, таяния и замерзания происходят при других температурах – вода закипает раньше, а снег тает позже. Наконец я дошёл до крутого поворота, от которого шла узкая тропа к водопаду. Водопад выглядел шикарно, однако я не рискнул к нему идти, потому что на такой высоте, а водопад находится на высоте 2747 метров (точнее не сам водопад, а я находился на этой высоте), и у меня с непривычки стала кружиться голова. Я присел на камень, а мимо меня бодро проскакали пятеро пацанов разного возраста, сопровождаемые отцом. Отец указал одному из них на скалу возле водопада и сказал «Смотри, тур!». И действительно, слева от водопада на скале стоял горный козёл и смотрел на нас. Судя по разговору, там был ещё и второй, но я его не разглядел. Я немного пришёл в себя, но всё же не рискнул топать к самому водопаду с головокружением по узкой тропинке, решил ограничиться видом издалека. Пацанята же не только облазили всё у подножья водопада, но и в мгновение ока забрались наверх, где ещё недавно мы видели тура.

 

Вернувшись к повороту, я решил собрать в себе силы, коих оставалось не много (на такой высоте любая физнагрузка даётся с трудом, а я вообще совсем не в хорошей физической форме сейчас), и подняться ещё выше к обсерватории, на высоту около 3000 метров. Топать туда предстояло около километра, но оттуда как раз спускались двое парней с палками и они меня отговорили от этой затеи, т.к. я был легко одет, без палок и воды, а наверху, по их словам, снега чуть ли не по пояс. Я поделился «картинкой» про наблюдавшего на нас с водопада тура, на что мне рассказали, что оказывается, туры не умеют ходить задом. Когда они лезут по скалам всё выше и выше, то в определённый момент попадают в ситуацию, кода дальше лезть некуда. Тогда они прыгают головой вниз, а их рога выступают в качестве амортизаторов при приземлении. Я уж не знаю, на сколько это правда, но на тот момент мне это показалось правдоподобным – я впитывал всё окружающее с восторгом и доверчивостью ребёнка. Я отметил, что у мотоцикла тоже нет задней передачи. Ребята переглянулись, но промолчали.

 

К этому моменту наше местонахождение стало затягивать облаками, причём облака в том числе были на нашем уровне высоты, казалось можно протянуть руку и дотронуться до них. Однако это стало ещё одной причиной, почему я не пошёл дальше наверх, тем более что по словам парней метеоролог в метеостанции наверху спрогнозировал скорый дождь. Собственно дождь не заставил себя долго ждать, но он лишь слегка накрапывал и в целом не напрягал. Я не спеша спустился до мотоцикла, завёлся и стал спускаться, догнав по пути этих ребят. Проходить такие крутые повороты вниз оказалось несколько сложнее, чем вверх. Вероятно на более внедорожной резине было бы проще. Что интересно, дождь накрапывал похоже только наверху. Внизу было в основном сухо, если не считать текущих с гор ручьёв. Возле коровника поперёк дороги лежал брус. Я уж не знаю, это в качестве шлагбаума там положили или в качестве мостика через ручьи, но когда я поднимался, его там не было. Я бодро перескочил через брус и вышел на асфальт.

 

Организм настойчиво требовал пищи, и я прокатился до поворота на поляну Чегет, где находится приглянувшееся мне с виду кафе Friends. Оно выглядело уютно и не дорого, по крайней мере снаружи. Кафе оказалось и внутри уютным, с домашней атмосферой. Меню дешевле московских кафешек, но дороже столовых, в принципе цены приемлемые для меня. Манты например обошлись 250 рублей, вкусные и большая порция, и кофе неплохой. В кафе есть вайфай, который не требовал авторизации – ввёл пароль и вот тебе интернет. И вообще по всему было видно, что тут не любят формализм и понты, поэтому мне там сразу понравилось. За соседним столиком сидел парень с ноутом и судя по всему работал, а за другим сидела компания – два парня и две девушки в типичных трекинговых одеяниях и чёрных майках с надписью «Гонка героев». Они обсуждали своё последнее восхождение, восхищаясь выносливостью парня с ноутом, совсем не выглядевшим как спортсмен. Тот же лишь молча усмехался.

 

Я поужинал и направился к дому, уставший, но очень довольный – день удался. В моём новом месте проживания хозяева тоже оказались не любителями формальностей. Мне показали, где поставить мотоцикл, и сказали выбрать себе любое понравившееся место на втором этаже – гостей кроме меня не было. По двору бегал очень бойкий и игривый котёнок, который моментально стал моим напарником на ближайший вечер. Он ходил за мной везде, куда бы я не пошёл, постоянно требовал к себе внимания, хватая за штаны, а когда я начинал его гладить, он принимался играючи кусаться. Я про себя прозвал его Хвостик. Но, как потом выяснилось, у него уже есть имя – Тигр. Спал он со мной на кровати, громко урча.

 

Глава девятая.

 

Ранний подъём уже стал для меня нормой в этом путешествии, но в этот раз я проспал часов до 10 утра. Когда я выполз во двор, пытаясь разлепить глаза, хозяева уже собирались уезжать. Мне показали, как запереть дом, когда буду уезжать, и Роза предложила сделать завтрак, но я отказался. Она всё же оставила мне на столе кухни три яйца и пару огурчиков. Заодно я наконец познакомился с их сыном Ахматом. Я планировал поменять масло в моторе, и он выдал мне пластиковое ведро под отработку. Потом хозяева уехали, а я остался ковыряться с мотоциклом. Когда я слил масло, то в конце вместе с маслом слилось ещё что-то похожее на мазут, правда совсем немного. Видимо следы той заправки в Сочи, ведь известно, что некачественное топливо портит моторное масло. Потом я сделал себе омлет, перекусил и стал собираться в новую покатушку. Я удивился отсутствию бутилированной воды или фильтра, но как мне сказали, местные воду пьют прямо из под крана, а то и даже из реки. Главное, чтобы река не с пастбищ текла. Кстати, после того, как я помыл голову местной водой, у меня волосы были чистыми и на вид, и на ощуп, дня наверное три.

 

На этот раз я хотел попробовать подняться на Чегет. Перед выездом я запер дом согласно инструкциям.  Утренний Терскол был полон туристов, передвигавшихся преимущественно трусцой. Попалось также и пара велосипедистов-шоссейников, но основная масса прогуливалась по пешеходным дорожкам между деревьев с трекинговыми палками.

 

Я доехал до поляны Чегет и увидел единственную грунтовку, уходившую в гору, не закрытую шлагбаумом. Я стал подниматься, но на первом же повороте жестко обломался в планах. Подъём на Чегет с самого низа был абсолютно мокрым, по дороге обильно текли ручьи, делая грунт скользким, а через 200 метров после разворота поперёк дороги лежал огромный расколовшийся валун. Но если валун объехать ещё можно было попытаться, то пытаться пробираться по мокрому чернозёму на моей уже изрядно полысевшей резине я не стал. У меня не было желания получать эндурные физнагрузки, я хотел лёгкого ненапряжного катания. Тогда я решил прокатиться до альплагерей Джан-Туган и Уллу-Тау, однако и тут меня ждал облом. Я повернул из Тегенекли на Джан-Туган, проехал немного по очень крутым асфальтовым поворотам и увидел пост со шлагбаумом и табличкой, что нужен пропуск. Потом уже мне объяснили, что пропуск выписывают прямо там на посту, но тогда я этого не знал, развернулся и уехал обратно. А почти сразу за поворотом из Верхнего Баксана на Уллу-Тау я уткнулся в грузовой подъёмник, который стоил 500 рублей вверх и столько же вниз. Причём там высоты в том подъёмнике не особо много, но это единственный путь наверх. На подъёмнике стояла грузовая военная машина и несколько солдат. Как оказалось, одного из них я ранее видел, когда гонял в посёлок Эльбрус на заправку. Он гонял на кроссовом Kawasaki и я ему тогда рукой помахал, а сегодня он меня узнал. Я счёл, что для 1000 рублей я найду применение получше, и стал придумывать новый план.

Я решил, что раз с оффроадом сегодня не везёт, то сегодня будет асфальтовый день, и направился в сторону Нальчика, прокатиться и снять немного наличности, которая уже подходила к концу. Я обычно больше 4-5 тысяч налом с собой не вожу. Заодно у меня появился шанс наконец посмотреть Баксанское ущелье, которое в сторону Терскола я ехал ночью. Я прицепил камеру GoPro на шлем и помчал в сторону Баксана.

 

Очень напрягали периодически попадавшиеся дорожные работы. Асфальт укладывали и тут же открывали для проезда, потому что вариантов объехать не было. В результате мотоцикл медленно, но верно продолжал покрываться чёрными точками. За Тырныаузом на укреплённом блок-посту, охраняемом солдатами с автоматами, мне махнул палочкой инспектор ДПС. Я остановился и уже приготовился доставать документы, когда услышал фразу «Ну что, Москва, домой двигаешь?». Тут меня чёрт дёрнул сказать инспектору правду, что я еду в Нальчик в банкомат. Никогда не давайте инспектору ДПС понять, что у вас есть деньги! Дошло до меня это правда только потом, как и некоторые другие нюансы знаменитого «кавказского гостеприимства». Инспектор удивился, зачем тащиться в такую даль, если у них есть банкоматы, но я сказал, что во-первых мне нужен банкомат ВТБ24 (Сбербанковский-то банкомат и в Терсколе есть), а во-вторых банкомат тут только повод для того, чтобы прокатиться и полюбоваться красотами Баксанского ущелья. Он меня отпустил и я помчал дальше. По пути пару раз пытался начаться мелкий дождь, но всё ограничилось небольшой моросью, после чего солнце снова выглянуло, а поскольку я спускался относительно уровня моря, то становилось заметно теплее.

 

В Нальчике меня встретили «пробки, суета и гламур». Убила на повал сценка, когда бородатый кавказец лет 30, одетый по последней псевдо-бутиковой моде (имеются в виду дешевые бренды типа Zara, G-Star и т.п.) вёл себя как истеричная девочка, а его жена в хиджабе молча ходила за ним как прислуга с двумя пакетами жратвы из супермаркета. Позже меня спросили, заметил ли я огромную разницу между городскими кавказцами и горными. Да, заметил. Правда я также заметил, что в горах почти не было молодёжи, как правило там встречались люди за 30 и более старшее поколение.

 

Я зашёл в супермаркет, снял налички, купил минеральной воды и поехал обратно. По пути я свернул в поворот на Чегемские водопады, указатель на который я проскочил по пути в Нальчик. Дорога туда ведёт через деревни и местами довольно разбита. В деревнях мне детишки приветственно махали руками, я отвечал им тем же, стараясь громко не газовать – в этом тихом спокойном месте совсем не хотелось шуметь. К тому моменту, как я доехал до водопадов, уже смеркалось, поэтому задержаться там особо не получилось. А жаль, потому что место очень живописное. Водопады там не простые, вода стекает практически по всей скале в ущелье, образуя множество маленьких водопадиков. Смотрится фантастично. Напротив водопадов есть кафе, я правда не знаю, что там с ценами.

Я сделал пару попыток фотографировать, но быстро понял, что при таком освещении нужен штатив. Тогда я сел на мотоцикл и помчался обратно. В Баксанское ущелье я въехал в темноте, но ночь была ясная и лунная, что лишь прибавляло красоты ландшафту. На подъезде к Тырныаузу я обратил внимание, что на другой стороне реки Баксан есть старая заброшенная дорога типа той, что была в Сочи, но намного длиннее. Я сделал себе заметку в голове, что надо разузнать насчёт неё.

 

На блок-посту меня снова остановил инспектор, на этот раз другой – мелкий и противный. Меня позвали к окошку поста и объяснили, что я должен был остановиться на стоп-линии перед постом. Перед постом действительно есть знак 3.17.3 Стоп-контроль, который я действительно не заметил. Правда стоп-линии там нет, она видимо от времени стёрлась, так что формально когда инспектор меня остановил, я выполнил требование знака. Но опять же я это узнал уже потом, когда вылез в интернет в Терсколе. Там же мне стали вешать лапшу на уши, снова обращаясь ко мне по отчеству без имени, что статья эта стоит 3000 рублей, но мне как гостю не хотят выписывать такой большой штраф. При этом офицер нарисовал на листе своей тетради единичку и старательно обводил её в кружочек ручкой, кивая на неё глазами. Я сунул ему косарь под тетрадку, поблагодарил и пошёл к мотоциклу. Было конечно обидно, но в тот момент меня больше занимала заброшенная дорога на другой стороне реки Баксан. Однако расспросив охранявшего блок-пост солдата, который оказался родом из Казани, я узнал, что дорога там вся завалена и даже пешком оттуда вылезти без дыр на одежде не каждому удаётся.

Когда я вернулся в гостевой дом, ворота были закрыты. Я аккуратно открыл калитку и закатил мотоцикл, стараясь не шуметь. На звук вышла Роза. Оказалось, хозяева решили, что я свалил не заплатив, а в комнату, где я оставил вещи, они не поднимались. Что интересно, у Розы был мой мобильный номер, но пропущенных звонков от неё у меня не было. Я заверил, что я бы обязательно с ней связался, если бы не собирался возвращаться.

 

Я поднялся наверх, вышел в интернет и узнал, что статья, по которой я нарушил, официально «стоила» не более 800 рублей, то есть со скидкой можно было отделаться 400 рублями. Это ещё больше меня расстроило, и я ещё час ворочался, прежде чем уснул. Пока я ворочался, я вспомнил, что слышал от кого-то из мотопутешественников рекомендацию ездить по Кавказу с камерой на шлеме. Даже если она не включена, разговор с ДПС будет совсем в другом тоне, и если нарушение не критическое, то можно отделаться предупреждением. А то и вовсе не остановят даже. Сразу вспомнился момент, когда я ехал в Нальчик – во время разговора с инспектором на блок-посту у меня на шлеме как раз была камера. Жаль, что я не вспомнил об этой рекомендации раньше.

 

3
Написал 5 августа 2017 в 00:05
Рассказать
Комментарии0
Комментариев пока нет :(
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавлять комментарии