Большое путешествие на йух.
Части 10-18.

2

Глава десятая.

 

На утро я проснулся довольно рано и сразу решил, что из Баксанского ущелья буду сегодня уезжать. Прогноз погоды не обещал особых радостей, но и длительных дождей вроде тоже, поэтому я решил попробовать прорваться таки на Джилы-су через перевалы. Роза и Исхак уже к тому времени уехали по работе, а вот Ахмат ещё спал на первом этаже гостевого дома. Я потихоньку собирался, и когда уже был почти готов выезжать, Ахмат проснулся. Я спросил у него, знает ли он дорогу на Джилы-су через перевал. Оказалось, что он сам мечтает проехать этот маршрут на мотоцикле, но очкует без компании, но он много раз проезжал его на уазике. Он подробно описал мне маршрут и даже на фото в смартфоне примерно показал, где проходит дорога. Основное правило было на любой развилке, кроме пары мест, держаться правее.

 

Погода стояла отличная, и я укатил, оставив на столе деньги за проживание. Я остановился позавтракать в кафе Friends. Хозяйка со мной сфотографировалась. Так что возможно где-то там теперь висит моя фотография. ))) После завтрака я доехал до Тырныауза, но не заезжая в город переехал через реку Баксан. Сверившись с навигатором, я попытался начать подъём, но быстро понял, что еду куда-то не туда – дорога не соответствовала словесному описанию Ахмата. Я спустился обратно, проехал ещё немного и напротив моста увидел нужный мне подъём. Дорога шла, извиваясь, через территорию заброшенного вольфрамо-молибденового горно-обогатительного комбината, а потом на левую часть хребта в лес.

 

На такой высоте мотоцикл плохо тянул вверх, скорость езды была мизерной и мотор сильно грелся. Перегрева не было, но почти постоянно работал вентилятор на радиаторе, и я решил не насиловать без необходимости мотор высокими температурами. Ему итак в условиях недостатка кислорода нелегко приходилось, поэтому я часто останавливался, чтобы дать остыть двигателю. Во время очередной остановки раздался звонок на мобильный. Мне позвонили из сервис-центра Yamaha, куда я написал накануне письмо, пожаловавшись, что у меня одометр дошёл до цифры 99 999 и застыл на ней. Мы посовещались со специалистом, провели пару экспериментов, не принёсших результата, и я продолжил путь, отмечая в мобильнике пробег каждые 1000 км по трип-метру, который всё ещё исправно выполнял свои функции. Как позже показала практика, российские ямаховцы впервые сталкиваются с такой проблемой. Теоретически приборка должна была обнулиться и пойти на второй круг сама. Пришлось по возвращении обращаться к «пиратам», скручивающим пробеги, чтобы запустить второй круг.

 

После разговора я продолжил подниматься, пока не доехал до развилки, от которой уходили более слабо накатанные следы направо в лес. Ахмат говорил мне об этой дороге. Если поехать по ней, то можно изрядно сэкономить времени, перебравшись на правую часть хребта через пару ручьёв. Однако на поверку ручьи оказались не такими уж и ручьями. То, что легко преодолевается на уазике, мне оказалось не по зубам. Я попробовал перебраться через первый ручей, который оказался в середине глубиной сантиметров 30 и с довольно бурным течением. Спасло то, что я не ехал, а вёл мотоцикл «под уздцы», иначе я бы его там утопил. При этом я начерпал прилично воды в мотоботы в процессе переправы, когда мотоцикл стало смывать течением прямо на меня. Через 50 метров оказался другой ручей, ещё более бурный. Я стоял и разглядывал ручей, ища место, где можно было попробовать переправиться, когда с другой стороны прибежал кавказский парнишка лет 25 в сандалиях. Он предложил мне чаю, но я отказался. Парень рассказал, что они пасут там скот, пригоняя его туда. Я удивился, мы пожелали друг другу удачи, и я стал выбираться обратно на основную дорогу.

Тем временем правую часть хребта, куда я так и не перебрался, стало затягивать тучами, а кое-где даже видно было, как льёт дождь. При этом на левой части хребта светило солнце и было сухо. На очередном очень крутом повороте с сильным уклоном я решил остановиться, но не удержал мотоцикл и завалил его на бок. Сам при этом не упал, кстати. Развернувшись, чтобы поднять мотоцикл, я увидел внизу в долине над Тырныаузом радугу. Причём я к тому моменту находился выше радуги, почти на одном уровне с облаками. Ну или по крайней мере так показалось, если это конечно не оптическая иллюзия, потому что в горах расстояния и углы ощущаются иначе. То, что кажется в 5 минутах ходьбы, на самом деле может оказаться в 5 километрах. Место, где я завалился, было развилкой. Дороги уходили прямо и направо. Помятуя указания Ахмата выбирать всегда правое ответвление, я повернул направо и продолжил подъём. Слева же виднелись многочисленные шахты, а одна из них даже дымила чёрным дымом, и с её стороны были слышны гулкие шумы. Я захотел подъехать посмотреть, что же это такое шумит, но проехав буквально сотню метров, увидел, что возле шахты работает тяжелая техника, просто её было не видно за одним из холмов. Возле дороги валялся кусок мешка, на котором лежали чёрно-зелёные стержни.

Я сделал очередной «перекур», чтобы перекусить и переодеться. Высота приближалась к 3000 метрам над уровнем моря и становилось прохладно. Пока я жевал булку и одевался, вокруг бегали многочисленные суслики (вполне обычного для сусликов размера). Я забрался на самую вершину перевала. Каково же было моё удивление, когда я увидел там безмятежно лежащих на газончике двух чёрных как смоль коров. Они повернули голову в мою сторону, не прекращая меланхолично жевать траву вперемешку с мелкими желтыми цветочками. Я посмеялся ситуации, напомнившей мне мультфильмы из детства, и стал спускаться. Укатанная дорога вела в основном вниз с небольшим уклоном, ехать было не сложно. Только изредка попадались размытые ручьями фрагменты дороги, на которых пришлось изрядно попотеть.

 

Проехав несколько километров, я наткнулся на стадо коров, которое пасли двое конных пастухов. Я попытался объехать стадо, занимавшее всю дорогу, по левой стороне, но увяз в мокром чернозёме по ступицы. Газовать же я побоялся – мало ли как рогатые отреагируют. Я подождал, пока стадо пройдёт чуть дальше и сойдёт с дороги, и стал обгонять стадо. Один из пастухов сделал мне знак остановиться, я заглушил мотор. Я правда не сразу понял, что он мне говорил, потому что помимо акцента у него был ещё и очень сиплый тембр голоса, так что разобрать слова было сложно. Раза с третьего я понял, что он спрашивает, не видел ли я машину по дороге. За ними должна была машина приехать, но не приехала. Я сказал, что машины не видел и поехал дальше, но метров через сто внезапно вспомнил, что пару часов назад мне таки попадался уаз-каблучок, причём ехал он совсем в другую сторону. Я остановился и вернулся пешком сказать об этом пастухам. Они расстроились. Один из них спросил, есть ли у меня что поесть. Я достал всё что было, и отдал пастухам пачку Чокопай и пакет яблочного сока, оставив себе батон хлеба и бутылку минералки. Чокопай штука довольно сытная, а яблочный сок неплохо поднимает тонус. Не известно, сколько им там ещё придётся времени провести. Я же рассчитывал, что на Джилы-су куплю себе еды, ведь согласно картам MAPS.ME там была горная гостиница и кафе. Пастух спросил, еду ли я на источники, я ответил утвердительно и спросил, правильно ли я еду. Он ответил, что тут всего одна дорога – главная. Я представил себе в этих местах знак 2.1 «Главная дорога» и усмехнулся.

 

Глава одиннадцатая.

 

Через пару километров внезапно снова начался подъём. Он часто пересекался ручьями, но большая часть ручьёв была убрана в бетонные кольца. Внезапно передо мной оказался подъём такой длины и крутизны, которых я ещё не ездил никогда. У меня были большие сомнения, что мотоцикл сможет затащить меня в этот подъём. Он был сильно разрыхлён тяжелой техникой (видимо расчищали после обвала). Дорога состояла из множества камней разного калибра и рыхлого чернозёма. Радовало только то, что на нём было сухо, иначе пришлось бы разворачиваться, ведь других дорог тут нет. Основные сомнения были по поводу уже более чем на 50% изношенного заднего баллона и топливной смеси. На такой высоте вверх ехать получалось только на первой передаче. По прямой ещё как-то можно было ползти на второй, а вниз даже воткнуть третью.

 

Я подкрутил в приборке CO, чуть подспустил резину, выдохнул, завёл мотоцикл и устремился вверх. Руль был у меня где-то в районе паха, а голова над передним колесом, мотоцикл подо мной мотало из стороны в сторону, но я медленно пробирался на вершину, «молясь», чтобы мотоцикл не заглох. В этом случае пришлось бы сначала спускаться пешком, а потом начинать подъём сначала. Стартовать с места на таком склоне не было ни единого шанса. Ну не возвращаться же, в конце концов?! Но моя Ямаха не подвела, затащила меня на самый верх с первой попытки. Там нашлась небольшая более-менее горизонтальная площадка, где я остановился и оглянулся назад. Если бы мне раньше кто-то сказал, что я буду ездить по подобным дорогам, я бы в жизни не поверил. Попытки сфотографировать склон особым успехом не увенчались из-за неудачного ракурса, однако даже на том фото, что получилось, видно бетонное кольцо, которое в будущем станет частью русла ручья. На фото сверху кольцо видно лишь на половину, при том, что оно не было вкопано в землю, а просто лежало на поверхности и имело диаметр метра два. Я в очередной раз пожалел, что не цепанул на шлем камеру, но лезть за ней в кофр мне было сложно – площадка была недостаточно горизонтальной, чтобы я смог слезть с мотоцикла. Ситуация осложнялась тем, что солнце на небосводе уже начало снижаться, а ехать ещё предстояло прилично.

Дальше крутизна склона не сильно изменилась, но зато дорога была уже ровнее и более утрамбованной, поэтому я довольно быстро забрался наверх, после чего снова начался пологий уже спуск с довольно укатанной дорогой вдоль бурной горной реки и зелёных с желтыми цветочками лугов, просто восхитительно смотревшихся в лучах вечернего солнца. Солнце уже основательно снизилось, скрывшись за холмом, когда я упёрся в небольшой обвал на дороге. Слева струился ручей, уходивший в землю. Справа вдоль реки в траве были колеи объезда, но в конце они завершались наикрутейшим подъёмом по чернозёму, по которому струились множество ручьёв, поэтому для меня это был совершенно не вариант. Пришлось спешиться и немного покидать камни. Благо у меня мотоцикл узкий и маневренный, я за 10 минут расчистил приемлемую траекторию и стал снова подниматься. Перевалив через очередную гору, я наконец увидел долину нарзанов Джилы-су и двуглавый снежный пик Эльбруса. А ведь я даже не знал, что у Эльбруса две вершины до этого дня! К самой долине по ущелью шла отличнейшего качества асфальтовая дорога. Мне невольно вспомнился мем из интернета с целующими асфальт мотоциклистами и подписью «Асфальтик, любимый, как же я по тебе скучал!» )))) Весь путь от Терскола, а это всего 85 км, если верить навигатору, занял у меня порядка 6 часов. Правда я совсем медленно тошнил в прогулочном режиме, дабы не насиловать мотор и не рисковать где-нибудь разложиться в одиночку.

 

Глава двенадцатая.

 

Визуально до долины было не больше километра, но в реале оказалось все три. Тут меня ждало два разочарования. Во-первых горная гостиница, обозначенная на карте как Кош, на самом деле оказалась двумя десятками контейнеров, в которых из удобств были только свет и двухэтажные поломанные железные койки с матрасами. Стоило это удовольствие 500 рублей в сутки, причём как потом выяснилось, за койкоместо. Просто мне повезло, что туристов было мало, поэтому я за те же деньги жил в контейнере один. Туалеты были деревенского типа, радовало что их хотя бы много. А во-вторых ничего похожего на кафе я не увидел. Только в конце дороги были явно жилые одноэтажные строения, мангал и беседка со столиком, поэтому надежда, что я не останусь голодным, всё же оставалась. Вокруг контейнеров сновали в огромных количествах суслики, совершенно не боясь людей.

 

Время было уже позднее, солнце почти село. Я хотел снять контейнер, но мне пришлось подождать, пока администратор, который вместе с товарищами ремонтировал трубу возле водопада, сломавшуюся во время обвала, вернётся в лагерь. Я побродил вдоль реки, разведал где купальня и основные источники. Выяснил, что связи тут нет, но можно поймать пару палок Мегафона, если сходить на холм возле дома начальника всего этого безобразия. Причём совсем недалеко на горе находилась мегафоновская сотовая вышка, но она не работала, потому что питается она от дизельного генератора, а ДТ кончилось и привезут только на следующей неделе. Я дошёл до холма, отправил сообщение близким, что в ближайшие пару дней буду без связи, и вернулся в лагерь.  

К вечеру не на шутку похолодало. Вокруг контейнеров и на склонах вдоль дороги также жил народ в палатках. Однако никто не жёг костров, т.к. как предупреждал меня Роман Цапик, там это запрещено. Впрочем жечь их было бы всё равно не из чего, деревьев там нет. Мне выдали ключ от контейнера №2 и я пошёл устраиваться. Когда я распаковался, то попытался поставить на зарядку гаджеты, однако зарядник не включался. Я пощёлкал автоматом, разобрал розетку, но так и не смог «добыть» электричество. Если бы я не поленился достать из кофра мультиметр, который у меня конечно же был с собой, я бы быстро выяснил то, что узнал лишь утром – розетки не работают, потому что свет питается от 12в от солнечной батареи. Радовало то, что я не забыл зарядить перед выездом пауэрбанк, потому что именно он должен был стать моим источником питания для гаджетов на следующие два дня. Я планировал задержаться на 2-3 дня в долине, дабы подлечить ЖКТ и позвоночник целебными нарзанами. Я заперся в контейнере, сжевал половину оставшегося хлеба и забрался в спальник, внутри которого было тепло, как дома под одеялом.

 

Следующие два дня почти постоянно лили дожди. Большая часть жителей палаток уехали, а я внезапно осознал, что я совершенно не готов к ночёвкам в палатке под дождём – у меня нет лопатки, чтобы окопать палатку. Если же этого не сделать, то вероятнее всего я буду в ней плавать. В перерывах между «поливкой» я успевал сходить искупаться в покрытой рыжим налётом купальне и познакомиться кое с кем из соседей. В соседнем контейнере жили двое моего и чуть постарше возраста мужичков, приехавших на Уазе Патриот, один из которых мучался со спиной. А в следующем жил дядька с внучкой из Кисловодска, который услышав мою историю про чабанов на перевале, проспонсировал меня целой кучей жратвы – отварными яйцами, пирожками с капустой и огурцами с помидорками, ведь они с внучкой уже собирались уезжать. Они ездят туда каждый год, но в этот раз внучке как-то быстро наскучило, вероятно из-за погоды. Также я узнал, что стоящий неподалёку дворец это не элитная гостиница, а дом президента КЧР, к которому собственно и провели такую шикарного качества асфальтированную дорогу. Роман Цапик меня уверял, что дорогу сделали из военных соображений, но учитывая, что она заканчивается аккурат возле источников, у меня есть повод верить первому варианту.

 

К вечеру первого дня дожди на время прекратились, и после купания в купели я прогулялся до холма, где на MAPS.ME значился ещё один Кош. Там оказалась ещё одна группа запертых контейнеров, объединённых в единый дом, и деревянная кошара. Как рассказал дядька из Кисловодска, они как-то раз жили в том месте, правда договаривались об этом заранее ещё в городе. Вокруг этого места валялся бытовой мусор, и это было первое место, где был срач, после той стоянки в Адыгее на трассе, где я менял свечу. В остальном везде было чисто. К тому моменту, как я туда дошёл, горы начало заволакивать тучами, явно собирался ещё один дождь. Я поспешно ретировался в контейнер и попытался уснуть.

За эти два дня на Джилы-су я чуть ли не впервые (ну почти) почувствовал, что мне может быть скучно. Обычно у меня нет такой проблемы, мне не бывает скучно в одиночестве, я всегда нахожу чем себя занять. Но в этот раз не было связи, а я не сообразил взять с собой даже ничего почитать. И даже радио послушать я не смог – MP3-плеер отказывался принимать радиостанции. Стандартный же плейлист уже несколько приелся. Всю ночь снова тарабанил по крыше дождь, но во второй половине второго дня всё же немного распогодилось. Я снова сходил искупаться в купальню. В этот раз было много народу, ведь было воскресенье – туристический день. Какая-то женщина интеллигентного вида моментально опознала во мне москвича, хотя я уже сидел в купальне в одних трусах по грудь в воде. Когда я спросил, как она догадалась, она сказала, что по говору. «Вы разговариваете быстро, окончания глотаете. У нас же темп жизни более спокойный и говорим мы так же, более медленно».

 

Кстати, вода в купальне вовсе не горячая, как многие думают, а всего 24 градуса по Цельсию. А находиться в воде больше 15 минут за раз не рекомендуется, также как погружаться больше чем по грудь. Но об этом нигде на источниках не написано, инфа передаётся из уст в уста приехавшими на лечение. Часы правда возле купальни висят и даже работают. Сидеть в воде было совсем не холодно, гораздо холоднее было потом из купальни выбираться, ведь температура воздуха была ниже температуры воды. В купальне в скале была дыра, откуда мощными пульсациями выплёвывалась вода. Получалось что-то типа гидромассажа. Правда никаких положительных изменений в спине я не ощутил, скорее наоборот. А вот ЖКТ действительно очень благосклонно отнёсся к воде из «желудочного» источника. Причём вода, когда наливаешь её в бутылку, была прозрачная. Но через какое-то время она мутнела и теряла вкус, и скорее всего часть лечебный свойств. Кстати, она совсем не газированная. Среди источников был один родник, у которого не было вокруг рыжего налёта, но вода на вкус тоже была минеральной. Эта вода текла по той самой трубе, идущей от водопада, которую чинили ребята в мой первый вечер на Джилы-су, и я использовал её для умывания и чистки зубов. Впрочем и сюда добрались мажоры со своими понтами. Один из туристов стал спрашивать, где можно набрать обычной питьевой воды, однако когда ему рассказали, где есть неминеральный родник, он сказал, что родник выглядит так, что пить он из него не станет.

 

Искупавшись, я зашёл в то место, где стоял мангал. Там действительно было что-то типа кафе, но оно не работало, потому что «туристы набежали и всё сожрали». Мне удалось выцыганить салат из огурцов с помидорами и чай на травах, но обошлось мне это аж 150 рублей. Кстати, я не знаю, что за травы были в том чае, но после того, как я вышел из кафе, у меня правый глаз смотрел влево, а левый вправо на протяжении пары минут. При этом я был в абсолютно ясном сознании, никаких других «спецэффектов» не ощутил.

 

Я пошёл к водопаду, чтобы сделать пару фотографий, но на полпути мне встретилась поддатая компания из троих молодых парней лет 25-27, которые меня предупредили, что дальше лучше не ходить в таких тапочках, как у меня – там мокрый и скользкий грунт. Я вернулся с ними до кафе. Оказалось, что ребята тоже из Москвы, перегоняют проданную машину (напичканный лифтованный крузак) новому владельцу, и вот по пути зарулили отдохнуть на нарзанах.  Я как-то легко с ними нашёл общий язык, мы поставили на мангале шашлык из «карэ ягнёнка», после чего ребята ушли в купальню, а я остался смотреть за мясом (я сам предложил). Когда они вернулись, мы немного пообщались, поели мяса. Точнее попытались, потому что ягнёнок оказался видимо старым бараном, т.к. мясо было больше похоже на жвачку. Потом пришёл местный житель и стал ругаться, что мы загнали крузак к беседке за отбойники, а туда гостям заезжать запрещено. Ребята стали сворачиваться и перебираться в палаточный лагерь, а я ушёл к себе в контейнер.

 

Глава тринадцатая.

 

На утро третьего дня я осознал, что меня задолбали дубак  и скукота, мне надоело только жрать и спать. Я не люблю «овощной» отдых, он утомляет больше, чем работа. Я совершенно не знал, чем заняться, да и еда уже заканчивалась. Идти в горы после дождей не хотелось, потому что в тапочках и без трекинговых палок по мокрому чернозёму я бы далеко не ушёл, а мотоботы уже третий день никак не могли высохнуть после брода на перевале. Так же третий день не сохли постиранные в роднике носки, такая стояла влажность от дождей. На мотоцикле на мокрую гору тоже не особо заедешь – задний баллон совсем «загрустил» и хотел только асфальта. Погода слегка улучшилась, но менялась каждые 10 минут – то выглядывало солнце, то снова налетали низкие тучи. Я сходил ещё разок искупался напоследок в купальне, набрал бутылку воды из «желудочного» нарзана и стал собираться в дорогу. У меня оставались ещё два пункта, которые я хотел посетить в этом регионе – Домбай и Архыз. Поэтому я поехал в сторону Кисловодска по наверное самому идеальному асфальту в этой части Северного Кавказа.

Дорога уже не так удивляла крутизной поворотов, хотя крутизна-то не изменилась, просто мне они уже стали более привычными. На втором перевале дорогу накрыло облаком, и я въехал прямо в него. Дорога эта не особо оживлённая, но мне повезло, я повис на хвосте у ехавшей впереди Volvo XC90 с казахскими номерами, поэтому всегда знал заранее, где надо замедлиться, а где можно ускориться. Навигатору веры больше не было, по крайней мере в горах. Через какое-то время в зеркале заметил Шкоду, она в свою очередь уже повисла на хвосте у меня. Ехать по облаку было мокро, вся одежда быстро пропиталась водой, висевшей в воздухе. Асфальт тоже был весь мокрый. Ощущения на самом деле не сильно отличаются от езды по очень густому туману, а по туману я ездил уже не раз. На вершине перевала в облаке вокруг дороги паслись лошади, которые провожали меня взглядом. Я сразу вспомнил знаменитый мультфильм Норштейна «Ёжик в тумане». Очень хотелось остановиться сфоткать, но обочины не было, а сзади шла машина. Вообще лошади на Кавказе мне попадались часто, но я всегда старался мимо них на холостых проезжать, потому что они частенько пугались звука моего мотора.

 

Дорога пошла вниз, мы выехали из облака. Я остановился передохнуть на повороте, а машины укатили дальше. Через пару витков серпантина асфальт снова был сухим. На одном из витков под деревьями стояло кафе. Когда я проезжал мимо, посетители провожали меня взглядом и показывали большой палец вверх. Следующий перевал тоже был покрыт облаком почти до самого низа. Внизу стоял древний замок и рядом много машин. Народ стоял рядом, видимо пережидал погоду. Один из них тоже показал мне большой палец вверх.

 

Вообще я заметил, что на Кавказе (на той части, где я был) многие довольно позитивно относятся к мотоциклистам – приветственно машут рукой, а при разговоре становится понятно, что и сами не прочь бы погонять. Даже в Москве ко мне не раз подходили кавказцы с вопросом «горный?» и с явно читаемой завистью в глазах. На дорогах же Кавказа, где я проезжал, я мотоциклистов вообще не видел, кроме упомянутых мной случаев.

Всего по пути на Кисловодск перевалов было, если не ошибаюсь, четыре, и два из них были покрыты облаками, а внизу при этом было сухо. Правда после такого количества подъёмов и спусков с большим перепадом высот у меня разболелась голова. На спуске с последнего перевала, уже на подъезде к Кисловодску, идеальный асфальт внезапно кончился, превратившись во в хлам разбитую смесь асфальта и щебнево-грунтовой подушки. Это была граница между КЧР и Ставропольским краем.  Если бы асфальта там не было совсем, ехать было бы намного проще. Хорошо, что хоть сухо было. Дальше я ехал аккуратно, старательно выбирая траекторию, потому что даже на эндуро на такой дороге жестко трясло, а вылететь в кювет из крутого поворота желания не было. В очередном повороте меня на большой скорости, подняв облако пыли, обогнал местный житель на белой шестёрке, проходя поворот с заносом, как настоящий раллийный гонщик. Проезжая посёлок Индустрия, я видимо где-то не туда свернул, потому что случайно заехал в так называемые «Лермонтовские места», где М.Ю.Лермонтов жил во время ссылки. Очень понравился, как фотографу-любителю, живописный каньон с пещерами возле города. Как сказал Роман, тут кругом сплошные плато и стоянки древнего человека.

 

Когда я понял, что еду не туда, я развернулся и заехал в сам город. По пути я заехал на мойку, где администратором работала женщина, а мойщиками трое её сыновей. Она очень удивилась, когда я инструктировал ребят не лить воду на приборку и в выхлопную трубу. Сказала, что мотоциклы у них моют часто, но никто таких требований никогда не предъявлял. Затем я выехал снова к тому же супермаркету Гастрономчик на улице Победы. Я списался с Романом, но встретиться с ним снова не получалось. Уже привычно я купил в Гастрономчике кулебяку и, усевшись на крыльцо, стал заливать в ВК фотки с телефона, сделанные в долине нарзанов Джилы-су.

 

Глава четырнадцатая.

 

Из Кисловодска я решил поехать на Домбай. Я оседлал мот и заехал на АЗС ГПН, где пришлось переждать, пока дождь, поливавший в той стороне, куда я собирался ехать, уйдёт в другую сторону, после чего взял направление на Карачаевск.

 

Когда я выехал, снова светило солнце, но было прохладно. Пару раз налетал сильный ветер и пытался накрапывать дождь. На АЗС ГПН я запаковался в дождевик, но он так и не пригодился – всё ограничивалось лёгкой моросью. Я промчал уже знакомый перевал Гум-Баши через Верхнюю Мару, обогнув все дождевые тучи (ну может пара капель на меня попала). Пока наваливал по перевалу, в одном местечке чуть не вылетел на встречку в повороте. Причём мне на встречу тоже совсем не медленно шёл красный пикап (Ford если не путаю). Я не стал строить из себя гонщика и закладывать в повороте на такой разбитой дороге, вместо этого ушёл на встречную обочину. А ещё почти на вершине перевала Гум-Баши мне навстречу проехал ещё один мотопутешественник. Он был на навьюченной лёгкой эндуре с чёрной фарой, оранжевыми «лопухами» и толи в серебристом, толи в белом шлеме-интеграле. Останавливаться мы правда оба не стали, отделались приветствием, т.к. крутой поворот на перевале не лучшее место для остановки, да и обочины в этом месте толком не было.

 Был уже вечер, быстро темнело и заметно похолодало, пришлось снова доставать тёплую куртку. Когда я проезжал Теберду, мне на хвост метрах в двухстах повисла полицейская машина со включенными мигалками. При этом никаких попыток догнать и остановить не было, поэтому я не напрягался, но поглядывал периодически в зеркало. С ночёвками в палатке на Домбае проблема. Там запрещено ТС съезжать с дороги, и я сильно подозреваю, что и палатки ставить тоже нельзя вне специально оборудованных мест. Впрочем после трёх дней дубака и такого количества вылившейся с неба воды я даже не рассматривал такой вариант. После Джилы-су хотелось горячего душа и нормальной постели. Доехав до Домбая, я свернул в первую попавшуюся гостиницу. Это оказалась довольно уютный отель «Звёздный», где мне со скидкой за 1000 рублей сдали на ночь (съехать надо было в 10 утра) последний оставшийся двухместный номер на 5 этаже. Время было уже позднее, я простирнул в раковине накопившееся грязное бельё, в том числе завонявшие влажные носки, которые так и не высохли за 3 дня на Джилы-су, и повесил на полотенцесушитель, который почему-то то включался, то снова выключался (так же как и батареи в номере). Видимо у системы отопления в отеле нет плавной регулировки нагрева.

 

Я завалился спать, но уснуть не получалось. Под окнами в беседке во дворе отеля «гудела» компания, распевая весь стандартный дворовый гитарный репертуар. Повертевшись с бока на бок, я оделся и спустился к ним. Я не стал предъявлять претензии, а подошёл для начала с вопросом, знают ли они маршруты поблизости, куда можно забраться на мотоцикле. А уж между делом я намекнул, что время уже около полуночи. Но мой довольно прозрачный намёк похоже пропустили мимо ушей. Компания состояла в основном из москвичей, но был народ и из других регионов. Мне подсказали пару маршрутов, а когда я попытался уйти, меня вернули, и начались глупые вопросы. «А ты один путешествуешь? А не боишься? А семья есть? А почему нет семьи? А разве ты не хочешь оставить после себя что-то?» И тому подобное. Сначала я отвечал, но улучив удачный момент, улизнул обратно в номер. Я любитель пофилософствовать на темы системы ценностей, но не в полночь на Домбае в компании пьяных женщин. В половине первого ночи компания наконец угомонилась и стала расползаться по номерам.

 

Утром я проснулся в паршивом настроении. Ночью спал беспокойно, снилось что-то тревожное. Я встал, собрался и, как обещал, в 10 утра съехал из отеля. Настроения лезть в горы совсем не было, да и подсказанные мне вчерашней компанией маршруты, если верить MAPS.ME, были короткими и тупиковыми. Поэтому я решил что сегодня будет день асфальта. Я поехал обратно в сторону Кисловодска, по пути свернул на военно-абхазскую дорогу. Однако там оказался шлагбаум, проезд за который стоил 200 рублей. Я решил всё же заплатить, ибо рассчитывал на красивые виды по дороге, даже камеру на шлем нацепил. Но виды были только в самом конце на поляне с озером. Сама же дорога хоть и идёт вдоль горной реки, сама по себе интересная и извилистая, но короткая (15 минут езды от силы) и обрамлена с обеих сторон высокими деревьями, за которыми не видно ни реки, ни гор. На поляне действительно отличные виды на горы, но дальше ехать на ТС было запрещено. Кстати, на поляне есть стоянка для авто, место для установки палаток и мусорка. Видимо эта услуга и стоит 200 рублей. Я списался с Лёхой, но тот сказал, что по большому счёту на Архызе на мотоцикле тоже делать особо нечего. Поэтому я решил двигать уже в сторону дома. Но как обычно не по прямой, ибо я всё ещё не накатался.

Было довольно жарко, светило яркое солнце. Я доехал до Карачаевска и уже собирался поворачивать на Верхнюю Мару, чтобы доехать до Кисловодска, а потом уйти на Элисту, когда увидел на перекрёстке  хромающего по левой стороне спиной ко мне парня в кроссовой экипировке, катящего за руль китайский эндурик. Я повернул на перекрёстке, остановился и пошёл пешком его догонять, но он сам уже перешёл дорогу и шёл как раз мне навстречу. Я спросил, что случилось. Выяснилось, что у Мурата (так звали райдера) сломался замок зажигания – развалился на части, а хромота это от одной из предыдущих травм во время эндуро-приключений в местных горах. Я стал распаковывать сумку с инструментом. Однако пока распаковывал, выяснилось, что у меня на стропе из Декатлона сломалась затяжная пряжка. Хорошо, что я предусмотрительно перед выездом купил парочку запасных пряжек Duraflex в Сплаве – они известны своим высоким качеством и надёжностью. Также у меня в аптечке валялась нитка с иголкой, так что пока Мурат разбирал передок своего мотоцикла, я перешивал пряжку на стропе. После того, как я закончил со стропой, мы стали чинить замок. Возникла идея закрепить корпус замка с помощью хомутов (хомуты и изолента – наше всё!), однако хомуты внезапно стали ломаться, хотя раньше хомуты Европартнер меня никогда не подводили. В итоге с помощью проводов электропроводки и оставшихся в живых хомутов нам таки удалось кое-как закрепить корпус замка, так чтобы им можно было пользоваться. Пока мы ковырялись, к нам подошёл молодой кавказец и попросил помощи – его «обсохшая» приора стояла на другой стороне улицы. Естественно я не смог отказать, ведь у меня с собой была канистра с бензином. Когда я заливал ему бензин в бак, я немного его расплескал на крыло, т.к. воронки у нас не было, после чего сказал какую-то глупость, что неплохо бы протереть крыло чем-нибудь, а то бензин краску разъест. Только позже дошло, что я сморозил – кузовная краска для авто бензостойкая, по крайней мере заводская. Наверное перегрелся на солнце. )))

Я вернулся к мотоциклам, мы доделали замок на китайце и распрощались. Мурат уехал домой, а я на перевал Гум-Баши. Как оказалось, Мурат сам местный, хоть внешне и не похож на кавказца, но большую часть времени живёт и учится в Москве. Мир снова оказался тесен. Я доехал до Кисловодска, но уже знал, что с Романом снова не получится пересечься, так что даже не стал заезжать в город. Наученный предыдущим опытом, я объехал по объездной дороге Ессентуки и Миниральные Воды, а потом вышел на дорогу А-167 на Будённовск. Что интересно, как раз в это время где-то над Пятигорском пролетал на аэроплане Паша Раскачаев. Проезжая Зеленокумск, я единственный раз увидел следы уже сошедшего разлива реки Кума, принесшего так много проблем Ставропольскому краю этой весной. На АЗС Лукойл ко мне подошли двое накачанных рыжих кавказца, судя по всему чеченцы, приехавшие на белой приоре. Они дружелюбно расспрашивали о моём путешествии, в том числе спросили не боюсь ли я один ездить. Я ответил «Если всего бояться, то лучше сидеть дома». Уже вечерело, когда я заехал в Будённовск. Мне нужно было пополнить запасы наличности, и я нашёл банкомат ВТБ24, но в него стояла очередь. Пока я ждал своей очереди, я дважды видел военных лётчиков в форме – рядом был военный аэродром. Внезапно меня окликнули сзади, я обернулся и увидел двух тех самых чеченцев. Мы вместе посмеялись, на сколько снова мир оказался тесен.

 

На выезде из города передо мной тащилась 15 км/ч фура и очень сложно было ехать за ней – она жутко воняла чёрным дымом из выхлопной трубы. Но я не решался обгонять, потому что дорогу не было видно из-за рельефа, тем более через сплошную. И правильно сделал, что не стал обгонять, потому что впереди оказался пост ДПС. Инспектор, когда меня увидел, машинально потянулся к полосатой палке, но увидев камеру на шлеме, передумал. Я теперь всё время ездил с камерой, дабы избегать общения с сотрудниками ГИБДД. Она правда была выключена, но издалека этого не видно. Единственное, что очень напрягала ухудшившаяся аэродинамика шлема – очень уставала шея от борьбы с ветром. Сразу за городом я повернул в сторону Элисты, проехал буквально десяток километров и увидел слева поле, до которого от дороги был широкий кусок земли, поросший высокой почти по пояс травой и невысокими кустами и деревьями. Солнце уже давно село, оставив красноватое зарево на горизонте, и я решил, что расположусь здесь. Я нашёл местечко, которое было не сильно видно с дороги, и с фонариком в зубах, утрамбовав немного траву, поставил палатку. На удивление связь была отличная, но я так вымотался за день, что быстро уснул, скинув лишь координаты своего места ночёвки близким.

Утром я проснулся на рассвете, потому что солнце уже нагрело тент палатки, а по дороге во всю сновали фуры. Я не спеша собрался и взял курс на Элисту. Проезжая какую-то деревню, если не путаю это было Петропавловское, я остановился, чтобы купить воды и позавтракать. Когда я зашёл в продуктовый магазин, я взял батон хлеба, бутылку минералки 1.5 литра и горячий кофе 3в1. Продавщица назвала мне сумму 49 рублей. Я подумал, что ослышался и переспросил, но она мне ответила, что кофе стоит 15 рублей, хлеб 15 рублей, вода 18 рублей и рубль за пакет. У меня было ощущение, что я попал в прошлое, потому что я уже давно не встречал нигде таких цен. Выйдя на улицу, я стал пить кофе и рассматривать местных жителей. В глаза бросалось, что они выглядели не богатыми (машины отечественные, одежда простая деревенская, но свежая и опрятная), но счастливыми. Почему я так решил? Почти все они улыбались, что не очень характерно для россиян. Нас ведь уже давно по всему миру именно по этому признаку идентифицируют – мы редко улыбаемся. Я прошёл вдоль ряда магазинов и увидел столовую-кафе. Я заказал макароны, шницель и чай, обошлось мне это рублей 180, если память не изменяет, при этом мне в тарелку положили два шницеля и ещё одну другого вида котлету. Я расплатился 1000 рублёвой купюрой, но кассир без вопросов нашла сдачу (взяла из вчерашней кассы). При этом всё общение с персоналом магазина и столовой происходило неторопливо, спокойно и вежливо без нарочитости. В русском языке есть подходящий термин – доброжелательно. Я был на столько поражён тем, что где-то всё ещё сохранилась подобная атмосфера, что до сих пор по прошествии нескольких недель пребываю под впечатлением.

 

Глава пятнадцатая.

 

Калмыкия встретила меня палящим солнцем, порывистым боковым ветром и полным отсутствием какой-либо тени. Типичная южная Калмыкия, это полумёртвая бесконечная степь, в которой ничто не растёт, кроме низкой серой травы и редких невысоких кустарников. Изредка попадались деревца, но их было очень мало. Периодически в степи виднелись какие-то предприятия, судя по расцветкам имеющие отношение к Газпрому, а дорога, которая на вид выглядела нормально, на самом деле была волнистой с такой амплитудой, что с какой бы скоростью ты не ехал, тебя постоянно подбрасывало вверх. Причём это не огрехи настройки моей подвески, редко встречавшиеся авто подбрасывало так же. В одном месте я увидел в степи стадо коров, а рядом пастуха – парня на мотоцикле, который привстал на подножках и приветственно замахал мне рукой. Я помахал ему в ответ, не сбрасывая скорости. Через какое-то время меня так задолбали эти «качели», что я съехал с дороги и поехал по грунтовой колее, шедшей вдоль дороги. Правда она довольно быстро куда-то повернула, так что пришлось вернуться на дорогу. И тут я увидел придорожное кафе с поросшими вьющейся зеленью крыльцом. Я зашёл и заказал горячего зелёного чаю. Говорят, в Азии в жару пьют горячий зелёный чай, это помогает переносить жару. Над прилавком висело объявление, что Калмыкия безводная республика и воду следует экономить. Вполне логично, что бутилированные напитки в кафе стоили в полтора раза дороже, чем в Москве или том же Сочи. Чай правда обошёлся всего 20 рублей.

 

Я взял чашку и, выйдя на крыльцо, сел за пластиковый столик. Одна из хозяек кафе красила косяк входной двери и без умолку болтала. Я узнал, что она какое-то время тоже жила в Москве, но ей не понравилось и она вернулась, а вот сноха её всё ещё живёт там и ей нравится, и ещё некоторые подробности её семейной жизни. В этот момент к кафе подрулил автомобиль (модель уже не вспомню, что-то старое советское вроде было), из него вышли двое парней. Они договорились с хозяйкой кафе, что возьмут кофе и поедят привезённую с собой еду, за что с них взяли какой-то мелкий прайс как за аренду столика, тоже рублей 20 или около того.  Столик был один, ребята присели ко мне. Оказалось, что едут они домой в Будённовск из Элисты, а один из них тоже мотоциклист – у Саши кафе-рейсер на базе Ижа, если не путаю, а остановились они исключительно потому, что проезжая мимо увидели мой мотоцикл. Мы немного поболтали о местных нравах, гаишниках и прочих нюансах езды на мотоцикле в Калмыкии и за её пределами, а также о мотопутешествиях. Саша рассказал о голландце [guzzigalore|Поле Ван-Хоофе], путешествующем на стареньком Moto Guzzi по России, и его приключениях. В процессе разговора хозяйка кафе, красившая дверь, не забывала вставлять своё мнение по всем обсуждаемым нами вопросам. В частности не смотря на то, что она сама какое-то время жила в Москве, мне пришлось ей объяснять, что те самые пафосные богатые «москвичи», которых так недолюбливают в регионах, это зачастую такие же приезжие из регионов, которые приехали в Москву тратить деньги, и в итоге «понаоставались». Правда была в её вмешательстве в разговор и польза – она посоветовала мне посетить в Элисте храм Будды Шакьямуни, рядом с которым на главной улице – улице Ленина - очень кстати находился отель-кафе «Байк-пост». Без неё я может вообще мимо города проехал бы.

Допив чай, я уехал в сторону Элисты. Немного не доезжая до города сразу за постом ДПС я понял, что бензина мне не хватит. Пришлось воспользоваться канистрой, которую я стараюсь держать по возможности полной. Пока я заправлялся, мимо проехали два классических байкера на чопперах/бобберах или чём-то подобном. Я помахал им рукой, но они не отреагировали.

 

Первое, что я сделал в Элисте, это нашёл АЗС Лукойл, чтобы заправиться. На АЗС стояла очень большая очередь, а на въезде на территорию стоял знак, запрещающий проезд на мотоцикле (не впервые уже вижу такое на Лукойле). На знак я конечно же забил, тем более что находится он на прилегающей и поэтому имеет силу рекомендации. Впрочем заправили меня без проблем, а заодно я наконец купил присадку октан-корректор, который у меня кончился ещё в Адыгее. Кто знает, что меня ждало впереди в плане качества топлива? Ведь я не собирался ехать домой кратчайшим путём. Окончание маршрута потихоньку вырисовывалось в моём мозгу.

 

Пока я отдыхал в теньке крыши АЗС, ко мне в очередной раз подошёл любопытный местный житель и начал задавать классические вопросы, но задавал он их в такой форме, что я отвечал грубо и быстро закончил разговор. После заправки, я доехал до храма Будды, припарковался и пошёл прогуляться по территории. На территории ко мне подошёл невысокий пожилой дядька калмыцкой наружности с фразой «сразу видно - настоящий байкер». Я усмехнулся, мы обменялись парой дежурных вопросов и ответов, и я пошёл на другую сторону храма. Оказывается у храма Будды в Элисте центральный вход почему-то не со стороны главной улицы, а со стороны улицы Ю.Клыкова, то есть напротив. Почему так сделано, я не знаю. Вероятно это как-то связано с частями света, как обычно бывает при строительстве храмов. Я обошёл вокруг храма, покрутил немного молитвенные барабаны, сделал пару фотографий и направился в кафе-гостиницу «Байкпост». Возле кафе не было ни одного мотоцикла, да и внутри мотоциклистов я тоже не увидел. На веранде кафе между столиками в качестве интерьера стоял старый BMW, а над ним на стене висел логотип грозненского мотоклуба Дикая Дивизия. За соседним столиком сидела семья хозяев заведения и что-то обсуждали. Я перекусил (недёшево) и спросил сколько стоит ночлег (1300 за номер), но оставаться не стал – время было всего 4 часа дня и можно было ещё много проехать. Я думал, в случае чего всегда можно поставить палатку в степи. О, как же я ошибался!

Выехав из города, я вышел на трассу М6 и направился в сторону Волгограда. Калмыкия севернее Элисты уже несколько отличалась от более южной части. В степи появилась более частая, хоть и такая же низкая, растительность, а дороги уже были ровные и нормального качества. Но всё было такое плоское, что видно было вокруг на многие километры. Очень контрастно было после гор Кавказа. Впереди виднелись явные признаки дождя, поэтому я сделал остановку на автобусной остановке, чтобы продумать дальнейший план действий – зачехляться ли в дождевик или попробовать объехать дождь, как делал уже не раз. Это такая игра – убеги от дождя. Я часто так делаю. ))) На остановке оказался маленький чёрный игривый щенок, который настолько хотел играть, что я даже на него пару раз случайно наступил, пока расхаживал, ковыряясь в мобиле. Я нашёл в мусорном контейнере пластиковую бутылку, обрезал её и налил в неё воды, а также дал щенку немного белого хлеба – больше у меня ничего из еды не было. Но ему больше хотелось играть, чем есть. Пока я ковырялся в интернете, щенок умудрился нахватать целых трёх клещей, которые надувались от выпитой крови прямо на глазах. Клещи в степи просто кишмя кишат, буквально видно, как они бегают под ногами. Причём они не привычно красные, а пятнисто-чёрные. Я понял, что идея с ночёвкой в палатке в степи не очень хорошая. А значит надо было ускоряться – солнце уже клонилось к горизонту. Позже эту мысль мне подтвердили в одной из придорожных калмыцких гостиниц (номер 2000 рублей). Я провёл щенку «операцию» по удалению клещей (руками вытащил), вымыл на всякий случай руки бензином,  сел на мотоцикл и помчал дальше, пока не пришла в голову какая-нибудь дурацкая идея, типа «забрать щенка с собой до ближайшего города». Бросать его там конечно было очень жаль, но тащить с собой тоже не вариант. Под дождь впереди я всё же попал, правда дождь был скорее мелким накрапыванием. Но в калмыцкой степи хватило и этого. Я имел глупость проигнорировать табличку на обочине «Во влажную погоду на обочину не съезжать», в результате все колёса и ботинки у меня покрылись рыжей глиной, в самый раз для производства кирпичей. Кстати их там и делают - по пути я видел кирпичный завод. Удивило, что за всё время я видел всего одного верхового – по степи нёсся галопом всадник. Калмыкия всегда у меня почему-то ассоциировалась с верховой ездой.

Солнце уже висело у самого горизонта. Я сделал остановку у придорожной гостиницы, купил шоколадку и узнал цену за номер (2000 рублей), ужаснулся и поехал дальше. Возле гостиницы по дороге бродило стадо быков. Да, именно стадо быков – ни одной коровы в стаде почему-то не было. Пока я перекусывал, мимо в сторону юга прожужжали «Африка» и «Версис». Солнце уже спряталось за горизонт, когда природа стала заметно меняться, и я въехал наконец в Волгоградскую область. Проехав ещё немного, я увидел в селе Дубовый Овраг множество мелких придорожных гостиниц, выбрал первую приглянувшуюся и остановился. Гостиничка называлась «Салам Баку Абшерон» и её держала семья азербайджанцев. Хозяин, очень обходительный и вежливый, помог закатить мотоцикл под навес и показал мой номер, который обошёлся мне в 800 рублей. Ключей мне правда не дали, потому что они были утеряны, но кроме меня гостей почти не было, так что особо бояться было нечего. В номере было тесно, туда зачем-то затащили сразу две кровати, одна из которых была двуспальная. Я правда там в футбол играть не собирался, так что меня устроило. По всей видимости вторая кровать там стоит временно, потому что в пустой комнате напротив полным ходом шёл ремонт. Вообще по всему вокруг было видно, что денег у хозяев не много – весь интерьер выполнен из самых дешевых материалов, но с любовью. Ведь гостиница так же являлась домом самих хозяев и их двоих детей. Я поужинал в их кафе (хозяйка потрясающе готовит!), принял горячий душ и завалился спать. Ночь была настолько тёплая, что я даже окно не закрывал.

 

Глава шестнадцатая.

 

Утром я позавтракал домашними мантами от хозяюшки и поехал в сторону Волгограда. На подъезде к городу я остановился, чтобы дать передохнуть пятой точке, но не подумал о том, что встал я на песке. В результате боковая подставка провалились и я завалился на бок вместе с мотоциклом, здорово стукнувшись затылком и спиной. Хорошо, что я был в шлеме и черепахе. Я поднялся, отряхнулся и попытался поднять мотоцикл, но у меня ничего не получалось – ему не во что было упереться колёсами и он всё время сползал. В этот момент сзади остановилась газель и её водитель предложил помощь. Вдвоём поднять мот оказалось намного проще.

 

В Волгограде мне нужно было в аптеку и в один магазинчик, поэтому я заехал в самый центр города. Волгоград не очень широкий, но длинный город. На центральной улице движение очень плотное и много агрессивных водителей, у которых подгорает в пятой точке, если ты их обогнал. Я уже успел отвыкнуть от этого. Первое время я ехал так же, как ездил на Кавказе – медленно и аккуратно, но очень быстро осознал, что тут так ездить нельзя. Чего в первую очередь ждёт любой водитель от окружающих участников дорожного движения? Нет, вовсе не соблюдения правил, а предсказуемости. Окружающие водители от меня ждали езды более агрессивной, и как только я вспомнил навыки езды по мегаполису, всё сразу же встало на свои места – опасных ситуаций стало заметно меньше.

 

Но хуже всего были мошки. Июнь в Волгограде самый сезон у мошкары. Эта мелочь лезла во все щели – в рот, в нос, в уши, в глаза.  В сочетании с жарой и низкой скоростью передвижения это было довольно тяжко. Я медленно, но верно пробирался по пробкам на север, когда увидел справа большой торговый центр, в котором был магазин Спортмастер. Мне давно уже надоело каждый раз возиться с целофановым пакетом при паковке мелких предметов гардероба, и я решил купить ещё один компрессионный мешок типа тех, в которых у меня лежали тёплые куртка и штаны. Поскольку поворот на ТЦ я уже проехал, я, недолго думая, залез на газон и спустился по нему на парковку возле ТЦ. Эндуро же! ))) В магазине я быстро нашёл нужный мне товар и прошёл на кассу. Кассир начала мне впаривать какую-то дисконтную тему «Возьмите что-нибудь ещё на 100 рублей и мы вам на карту начислим 650 баллов. Возьмите, это же почти бесплатно!», на что я ответил, что мне ничего больше не нужно. Однако кассирша всё же сунула мне батончик мюсли, который я на выходе положил в шкафчик камеры хранения (которыми всё равно никто не пользовался в виду отсутствия ключей). В Волгограде я встретил всё то, от чего я успел отвыкнуть за время отдыха в горах, и что меня так раздражает в Москве – суету и спешку, клаксоны на перекрёстках, молодёжь с выбритыми висками и подвёрнутыми штанами, переходящую улицы уткнувшись в смартфон. И шум. Волгоград показался очень шумным, по крайней мере после горных перевалов и посёлков. Были и отличия – дороги были все в трещинах и ямах, и практически без разметки, что вносило определённый местный колорит в дорожное движение. Хотя часть улиц были вполне приличными, в частности я какое-то время ехал по проспекту, изрядно напоминавшему московское Бульварное кольцо, и там были нормальный асфальт и разметка.

 

Я выехал из города через ГЭС в город Волжский и, свернув на Заволжскую улицу, поехал на север в расчёте доехать вдоль Волги до Самары, там через Тольятти вернуться на М5 и по ней прямиком до дома. Впрочем я быстро пожалел, что поехал этой дорогой. Во-первых весь интересный ландшафт – холмы и рельеф – находятся на левом берегу Волги. На правом же берегу вокруг лишь плоские сельскохозяйственные угодья – вспаханные и засеянные поля. А во-вторых дорога по правому берегу на столько разбита, что немногочисленный транспортный поток движется не меньше 100 км/ч, используя всю ширину дороги, т.к. ямы там местами размером с колесо. Даже мне с моими большими колёсами приходилось некоторые объезжать. Состояние дороги там вполне сравнимо с перегоном между Карачаевском и Кисловодском по перевалу Гум-Баши. Только гор вокруг не было...

 

Возвращаться 50 км назад мне не хотелось, поэтому я сверился с картами в телефоне и решил ехать пока по правому берегу до города Энгельс, а там перебраться на левый берег и оттуда выйти на М5. Однако планы пришлось поменять. Когда я доехал до переправы через реку Яруслан, правый приток Волги, то оказалось, что переправа не работает. Не только сегодня, а вообще в принципе не работает. Можно конечно было попробовать объехать вокруг через Палласовку, но я решил оставить этот вопрос на утро. К этому времени уже вечерело и нужно было думать о ночлеге. Я прокатился пару сотен метров вдоль берега и увидел двоих рыбаков в болотных сапогах, которые рыбачили, стоя по пояс в воде. Я спросил у них, как в этой местности с клещами. Рыбак мне ответил «Так они везде есть. Но у нас они не опасные, не энцефалитные». Причём ответил он это таким спокойным тоном, что у меня окончательно отлегло, и я решил, что буду ночевать именно здесь. Я чуток отъехал от рыбацкого лагеря, и стал ставить палатку. На левом берегу Волги тем временем солнце зашло за горизонт, освещая красным заревом холмы и отражаясь в реке. Луг, где я расположился, поразил огромных размеров одуванчиками, я таких никогда раньше не видел. Клещи тут действительно были, я потом на себе поймал одного прямо в палатке, но не так много как в степях Калмыкии. Так же были комары, но приятный ветерок в сторону реки большинство из них сдувал, и они забавно парили в воздухе, как птицы парят на потоках воздуха, вместо того чтобы роиться и кусать. Перед тем, как лечь спать, я ещё немного посидел на стульчике возле палатки, провожая последние отблески заката. Место было тихое и спокойное, навевало умиротворение. Особенно на контрасте после Волгограда.

Утром я проснулся как всегда рано, и пока было свежо, стал сворачивать лагерь. Новым планом было вернуться до Николаевска и на пароме перебраться в Камышин. Я нашёл в интернете расписание паромов – старого и нового, и ориентировался на отплытие в час дня. Я на удивление удачно расчитал время, приехал к паромной переправе буквально за 15 минут до отплытия. Правда отплыл паром не совсем по расписанию, а минут на 10 позже. Там есть два парома – старый и новый. Старый (и ржавый) паром расчитан на более тяжелые ТС, стоит дороже и берёт дополнительную плату за пассажиров. Новый паром «Марш Славянки» мне обошёлся всего в 200 рублей. Причём тётенька, заведующая погрузкой, оказалась весьма неадекватно настроена, я уж не знаю ко мне лично или вообще в принципе. Всё что она мне отвечала на мои глупые вопросы, я ведь впервые на пароме переправляюсь, можно было ответить в совсем другой, более приятной форме. Правда как только мы отплыли, я тут же об этом забыл. Я купил на пароме пару пирожков и кофе, и уселся у борта, разглядывая волны. Плыли мы около получаса, после чего пришвартовались где-то в промзоне. Я выехал из промзоны, заехал на АЗС Лукойл, чтобы заправиться, но там была большая очередь. Тогда я проехал чуть дальше и увидел кафе Смак. Там я остановился, чтобы полноценно позавтракать и посмотреть, что за ерунда у меня творится с зарядником навигатора. При ближайшем рассмотрении оказалось, что за время путешествия внутри прикуривателя всё слегка проржавело. Видимо от конденсата, потому что закрыт зарядником он был вроде довольно плотно. Я вычистил максимально ржавчину, снова заехал на ту же АЗС, на этот раз более удачно, и взял направление на Самару по P-228.

Пока я ехал по этой дороге, у меня было полное ощущение, что я тут уже был. Правда я, как ни силился, не мог вспомнить когда. На P-228 в сторону Самары велись ремонтные работы, но пробок не было, не смотря на то, что основую часть трафика составляли фуры, потому что трафика было не много. Единственное, что сильно напрягало, это невозможность ехать стоя – боковой ветер был такой силы, что даже сидя приходилось держать мотоцикл в небольшом наклоне. Из-за этого приходилось часто останавливаться, чтобы дать отдых спине и заднице.

 

В Саратове мне нужно было кое-что купить в центре города, поэтому я не стал объезжать его по СКАД, а поехал через центр. Это была ошибка. На дорогах Саратова идёт настоящая война. Разметки нет, и как следствие нет межурядья, на дорогах полно трещин и ям, а водители все куда-то настолько торопятся, что как только на дороге появляется метр свободного пространства, в него тут же кто-нибудь втискивается, зачастую неистово сигналя. Моменты, когда меня замечали и пропускали, были крайне редкими. У меня осталось впечатление, что весь центр города это одна большая пробка. Я доехал до улицы Московская, где находился нужный мне магазин, и стал парковаться. В этот момент в образовавшееся между мной и другой машиной пространство попытался втиснуться какой-то слепой баран на легковушке, при этом чуть не задев зеркалом меня. Не мотоцикл, а меня самого, а ведь я был в ярко-жёлтой футболке со светоотражающими полосами. Я насупился и отодвинул мотоцикл от его машины подальше, потому что он мог его зацепить при выезде. Когда же я вышел на Московскую улицу, я увидел знак, запрещающий езду по ней на мотоцикле. Честно сказать, эта мода запрещать езду на мотоцикле по центру города начинает уже подбешивать. Что это вообще за дискриминация по признаку количества колёс? Впрочем местные мотоциклисты по-моему болт класть хотели на этот знак, потому что за те полчаса, что я пробыл на Московской улице, я видел на ней в разное время двух мотоциклистов.

 

Следующее, на что я обратил внимание, это такие же абсолютно слепые пешеходы. Я конечно не ждал, что сейчас вокруг меня хороводы начнут водить. Хотя чего греха таить, успел привыкнуть к повышенному вниманию в южных регионах. Но обычно когда видишь на родной улице что-то необычное, то как-то всё же хоть короткий взгляд на это кидаешь. Тут же меня просто игнорировали, глядя сквозь меня остекленевшими глазами, как будто я невидимка, не смотря на то, что я был ярко одет и весьма специфично выглядел – обросший (я не брился уже почти три недели), всклокоченный, грязный и загорелый, в кислотно-желтой футболке и с таким же желтым шлемом в руках. Мне буквально приходилось уворачиваться от других пешеходов.

 

Не смотря на то, что движение было очень плотным, пешеходы активно сновали через дорогу, протискиваясь между машин. На улице Московской, кстати, одностороннее движение, в обратную сторону только автобусы ходят. Я зашёл в магазин, купил то, что хотел, и пошёл обратно к мотоциклу. Угадайте, кстати, как назывался ТЦ, где был магазин? ТЦ «Москва». Возле ТЦ стоял молодой мужик лет 28-30 в брючном костюме и в галстуке с подвёрнутыми штанинами и пиджаком поверх футболки, и громко разговаривал по телефону, оттопырив локоть параллельно земле. На шее, само собой, висела не очень толстая золотая цепь. Я еле сдержался, чтобы не засмеяться в голос. )))

 

По пути мне приспичило по нужде и я зашёл в кафе «Улей», чем-то напоминающее наши «Грабли» и «Му-му». Однако совершенной неожиданностью для меня стало то, что в туалете вместо обычного унитаза был напольный, так же известный как «чаша Генуя». Сделав свои дела, я вернулся к мотоциклу и стал выбираться из города. В какой-то момент моё терпение лопнуло, я перестал осторожничать. И тут снова всё встало на свои места. В последней перед выездом из города пробке я не выдержал, и метров наверное 100 проехал по газону. Впрочем я вовремя вернулся на дорогу, потому что впереди показалась причина пробки – ДТП на всю дорогу. А два сотрудника ДПС занимались тем, что пытались регулировать пробку.

 

Я выехал на Вольский тракт и на максимальной скорости стал покидать этот Зомби-лэнд, однако на самом выезде из города стоял какой-то большой оптовый ТЦ, и от него через 8-полосную дорогу пытался перебежать дорогу мужик с огромным ЖК-телевизором в руках. Когда же я остановился, чтобы его пропустить, в меня чуть сзади не въехала фура. Я успел увидеть её в зеркалах и сместиться левее, благо на встречке никого не было.

 

Глава семнадцатая.

 

Выехав за СКАД, я остановился на АЗС «Европа», дабы пополнить бак и перевести дух. К соседнему заправочному автомату подъехал мотоцикл Suzuki RF400. Я поприветствовал пилота, а он, увидев меня, предложил отъехать пару метров и пообщаться. После того, как мы заправились, мы отъехали и разговорились. Дима оказался родом из города Балаково, а в Саратов он ездит каждый день учиться. По его словам, в Саратове идёт настоящая война между водителями авто и мотоциклистами, с отрыванием зеркал и прочими прелестями взаимной ненависти участников дорожного движения. Также он сказал, что у них в Балаково есть филиал мотоклуба Rattle Pistons MSC («Гремящие Поршни»), членом которого он является, и в принципе они принимают мототуристов, так что я могу прокатиться с ним и заночевать в Балаково. Я согласился, и мы потихоньку поехали, хотя Диме конечно на спортбайке было тяжеловато тащиться мои 85-90 км/ч. От Саратова до Балаково всего 160 км, но мы ехали часа наверное три. Всю дорогу я вертел башкой по сторонам, мне очень нравилась природа этих мест и интересный рельеф. На подъезде к Балаково мы пересекли Саратовскую ГЭС. И вы знаете, я не впервые езжу через ГЭС, но это пожалуй первая ГЭС, где был нормальный не разбитый в хлам асфальт. Его там как раз укладывали в этот момент...

 

Мы доехали до продуктового магазина, там купили немного еды, потому что я был голоден, как волк, и поехали в клаб-хаус Гремящих Поршней. Клаб-хаус оказался большим кирпичным обустроенным гаражом в ГК. Там уже собрался местный мото-народ и во всю отдыхал. Когда я вошёл в клаб-хаус, у меня сразу возникло ощущение, что и тут я уже был, а этих людей я знаю всю свою жизнь. У меня вообще на лица память хорошая, но тут было полное ощущение, что их всех знаю. Хотя я могу поручиться, что в Балаково я до этого ни разу не был. Я даже не слышал раньше о таком городе (с географией у меня пробелы, да). С подачи девушки, возлежавшей в кресле, мне выдали стул со спинкой, и я наконец расслабился, уплетая купленный в магазине винегрет.

Посиделки затянулись до поздна. Когда почти все уже разъехались, встал вопрос о том, где я буду ночевать. Я в принципе расчитывал поспать на кушетке в клаб-хаусе, но Андрей предложил заночевать у него, а утром сгонять на мото-тусовку в Сызрань. Он вызвал такси, но таксист поначалу отказался ехать, когда узнал, что их будет сопровождать мотоциклист. Пришлось ему объяснять, что я не охрана, а гость. )) Причём я за этим таксистом едва поспевал, настолько бодро он наваливал по тёмным переулкам. Мы доехали до охраняемой стоянки, я поставил мот под чехол и мы пошли укладываться. Спать пришлось на полу в спальниках, потому что у Андрея дома ремонт и почти нет мебели. Но я не требователен к бытовому комфорту, я дома в Москве тоже на полу сплю.

 

Утром Андрей уехал по работе, а я остался «раскачиваться», и стал думать, куда ехать дальше. Сегодня было запланировано некое мероприятие в Сызрани, но как выяснилось, Андрей туда собирался только в 17 часов, а само мероприятие вообще начиналось поздно вечером, поэтому я решил туда не ездить. Но поскольку время у меня ещё было, и я чувствовал, что всё ещё не накатался, то решил удлинить маршрут, доехав до Чебоксар через Ульяновск.  Андрей вернулся в час дня и проводил меня до стоянки. Мы распрощались, и я направился на север по левому берегу Волги.

 

Сызрань я миновал по объездной, свернул на М5 на восток, а потом на перекрёстке повернул в сторону Ульяновска. На перекрёстке вдоль обочин стояли длинные вереницы фур. Я не сразу сообразил, почему они там стоят. Но потом вспомнил, что это часть всероссийской акции протеста против ПЛАТОНа. Я включил аварийку и посигналил в знак поддержки. Всю дорогу вокруг ходили локальные дождевые тучки. Периодически начинал накрапывать дождь, но каждый раз я успевал из-под него уехать. В одном месте таки не успел, поэтому остановился на автобусной остановке, чтобы переждать – было видно, что этот грибной дождь кончится быстро. Когда я вышел с остановки, то над близлежащей деревней увидел двойную радугу.

Когда я добрался до Ульяновска, уже смеркалось. В этих широтах было уже изрядно холоднее, чем в Калмыкии и Ставрополье, а после прошедших дождей ещё и мокро. Поэтому с поиском места для установки палатки возникли проблемы. Я вспомнил, что Андрей обещал попробовать помочь мне с ночёвкой в Ульяновске, и позвонил ему. Он сказал, что сейчас разузнает. Через несколько минут мне упала СМСка с контактами Светы «Дракоши». Я созвонился с ней, и Света сказала, что я могу заночевать у неё. Мы договорились встретиться у её дома через полчаса. Я поехал максимально медленно, потому что до Светиного дома было езды минут 10 максимум. Я ехал и вертел башкой, разглядывая город, попутно искал какой-нибудь магазинчик, купить чего-нибудь к чаю. Я остановился у супермаркета, но водитель стоявшей рядом газели сказал, что магазин уже закрывается (время было 20:57), но дальше есть ещё один магазинчик, работающий до 22 ч. Любопытно, что я проехал хлебозавод, но хлеб нашёл в наличии только в самом последнем магазине. Город в это время был тихим, улицы почти пустыми, а немногие водители ездили очень медленно. Вокруг были сплошные заборы и ворота, так что сложилось впечатление промзоны.

 

Я подъехал к дому Светы, она вышла меня встречать со своей замечательной собакой – игривой хаски с глазами разного цвета. Я разгрузил часть багажа и поехал на другую сторону дороги, чтобы договориться на близлежащей автостоянке поставить там мотоцикл. Ценник оказался неожиданно низким – 50 рублей. Мы поднялись наверх, где нас встретили сын Светы и котейка. Правда два последних не горели желанием со мной знакомиться, поэтому я не стал лезть к ним со своим дружелюбием. Пока я плескался в душе, Света приготовила шикарный горячий ужин. Во время ужина я пытался рассказать о своей поездке, но через какое-то время понял, что ей не особо интересно. Кажется это был тот случай, когда надо было молча есть и слушать. После ужина мы отправились спать. Я устроился на разложенном диване в Светиной комнате и почти сразу вырубился. Я предупреждал, что я ночью храплю, и вообще не самый приятный сосед по комнате. Но меня заверили, что это не проблема. Тем не менее Света похоже ещё долго не спала – я видел, когда ночью пару раз вставал.

 

Утро началось с завтрака, который, как и ужин, был не только шикарно приготовлен, но и так же шикарно сервирован. Я не фотографирую еду, но этот омлет мне захотелось запечатлеть. Но я сдержался, потому что фотографировать еду и выкладывать её в интернет это глупо (кроме случаев, когда это твоя профессия). После завтрака Света меня проводила на стоянку, где внезапно оказалось, что парковка стоит таки не 50, а 70 рублей. Впрочем я даже руку за кошельком не успел потянуть, как Света уже отсыпала мелочи парковщику. В общем меня приняли и проводили как близкого родственника, мне даже немного неудобно стало, что я ничем кроме «Спасибо» не отблагодарил. Даже купленные к чаю вкусняшки я в итоге забрал с собой, как тот еврей из анекдота, который на ДР приходит с тортиком и уходит с тортиком.

Выезжая из Ульяновска, я увидел совсем другой город – более оживлённый и домашний, но всё такой же размеренный и спокойный. Впечатление сильно контрастировало с впечатлениями от Волгограда и Саратова. Немного смутили местные светофоры – они плоские светодиодные и без козырьков. Возникли сомнения, что их хорошо будет видно при ярком солнце. Впрочем яркого солнца не было. Небо накрыла небольшая тучка, и принялся накрапывать дождь. Однако и в этот раз я удачно успел выбраться из-под тучи, на меня упала буквально пара капель.

 

Я взял курс на Чебоксары по А-151. На границе областей шли дорожные работы, но не только это было явным признаком того, что я въехал в Чувашию. Во-первых неуловимо изменилась природа – ландшафт, растительность. А во-вторых изменился темп движения по дороге. Судя по дорожному движению, чуваши куда-то вечно торопятся. Эти обгоны и перестроения, которые особо ни на что не влияют, и прочие суетные маневры. Пора было снова привыкать к активному и хаотичному движению. Погода продолжала безобразничать, но я снова каким-то чудом избежал всех дождей.

 

В Цивильске я сделал остановку на АЗС Татнефть, заправился и отправил сообщения Коле, Максиму, Саше и ещё паре человек, что через час буду в столовке Университетское на Московском проспекте – довольно приличном, но бюджетном сетевом заведение в Чебоксарах, и буду рад всех видеть, если они смогут присоединиться. Правда когда я приехал к столовке, оказалось, что большой зал на втором этаже по какой-то причине закрыт, а малый на первом забит под завязку. Максим ждал меня уже там, а Коля подъехал как раз когда мы выходили из столовки, размышляя куда же поехать. Решили поехать в кафе Пицца Ник на Университетской 38Б, где к нам присоединился Саша. Остальные по разным причинам приехать не смогли. Мы перекусили, я эмоционально поделился впечатлениями от поездки. Я решил закончить прошлогодний маршрут, который по воле случая я завершил в Чебоксарах, и вернуться домой по М7. Когда стали расходиться, Саша предложил помощь в вопросе ночёвки в Нижнем Новгороде – его строительная фирма там отделывает дома, и меня могли вписать в квартиру, снятую для рабочих. Я отказался, т.к. думал ещё разок переночевать в палатке. Мы с Максом доехали до границы города и распрощались у того самого поста, где я в прошлом году разложился. Чуть отъехав от города, я снова достал тёплую куртку – солнце садилось и было уже совсем не жарко.

 

На подъездах к НиНо я уже понял, что в палатке заночевать не удастся. Любые попытки съехать с сухой в общем-то дороги приводили в грязь и лужи. Тогда я позвонил Саше и сказал, что пожалуй всё же воспользуюсь его любезным предложением. Он дал мне адрес и я поехал в город. Нижний Новгород очень сильно напомнил Москву в час пик по трафику. Складывалось ощущение, что у всех тут больное самолюбие, которое ранит факт, что их кто-то обогнал. Хаотичные перестроения без поворотников, резкие старты с пробуксовкой со светофоров. Но больше всего добило, когда я поворачивал на одном перекрёстке налево, где из четырёх полос две левые были на поворот, и меня не пропустили две подряд машины из самого левого ряда, которые в результате проехали прямо. Если бы я трижды не посмотрел в зеркало и не дал по тормозам, меня бы снесли к чёртовой матери.

 

Я доехал до адреса, который мне дал Саша. Дорожка возле дома была заставлена машинами. Пока я ждал, что ко мне спустятся, какой-то местный водила, глядя на меня исподлобья, проехал через двор одним колесом по тротуару буквально в паре сантиметров от меня и припарковался прямо у выхода из соседнего подъезда. Двое ребят-рабочих вышли и проводили меня до стройплощадки, где я оставил за забором и под присмотром охраны на ночь мотоцикл, накрыв его чехлом. Мне выделили в квартире, где было ещё человек наверное 5-7, спальное место, попытались напоить чаем, после чего я завалился спать. Усталость после стольких дней в седле, а ведь я всего два дня, когда жил на Джилы-су, не садился на мотоцикл, всё же накапливается. Я снова вырубился почти сразу. На утро ребята очень рано ушли на работу, а меня оставили досыпать, оставив мне ключи в прихожей. Выспавшись, я не спеша собрался и пошёл к мотоциклу. Там меня встретил и проводил один из работяг, по-видимому бригадир.

 

Глава восемнадцатая.

 

Что-то более скучное, чем тошнить от НиНо до Москвы по М7, было сложно придумать. Дорога там узкая и ремонтируется, транспорта много, рельефа практически нет, а природы толком не видно из-за стоящих стеной деревьев по обочинам дороги. Поэтому я снова сымпровизировал и изменил маршрут – решил через Муром доехать до Рязани, там заночевать, и оттуда уже по М5 поехать на Москву. Предварительно я списался с Игорем и договорился о ночёвке. Я сказал, что могу ночевать даже на полу в гараже, но это было скорее намёк на мою неприхотливость в вопросе выбора места для сна, ибо я понимал, что Игорь меня в гараже ночевать не оставит - не такой он человек.

 

Выбравшись из Нижнего, я свернул на Муром через Богородск. Мне предстояло проехать порядка 400 км по не самым широким и ровным дорогам. Дороги там кстати активно делают, и только относительно небольшой поток транспорта не давал собираться пробкам. Места эти имеют весьма интересный ландшафт, что и было причиной выбора именно такого маршрута. Тем более, что я там уже ездил и в принципе дорогу знаю. Через какое-то время начал накрапывать дождь. Привыкший уже к тому, что большинство дождей мне удаётся объехать (к хорошему быстро привыкаешь, да), я не торопился запаковываться в дождевик. Однако моросящий дождь и не думал прекращаться, в результате я таки остановился переодеться на автобусной остановке в какой-то деревне, но когда уже был весь мокрый.

 

Кончился дождь практически в тот момент, когда я пересёк границу Владимирской и Рязанской областей. В Рязанской области было тепло и светило солнце. Вместе с дождём кончился и бензин. Правда у меня была ещё канистра, но я решил проверить, на сколько же реально хватает моего резерва. Больше 38 км за раз я пока на резерве ниразу не проезжал. Это была ошибка, потому что я не подумал о том, что бензин может кончиться в самый неподходящий момент. Так и случилось. Я подъезжал к какому-то перекрёстку без указателей посреди леса, где в этот момент шли дорожные работы – укладывали асфальт. Никаких ограждений и регулировщиков в жилетах не оказалось, вместо этого я просто въехал на свежеуложенный асфальт, где мне на встречу по моей полосе медленно катились два катка. Я уже стал их объезжать по встречке, как вдруг мотоцикл заглох прямо на ходу. И вот тут я на мгновение запаниковал – мне навстречу шла фура и тормозить она явно не планировала. Я выжал сцепление, накатом закатился между катками, пропустил фуру, после чего так же накатом дополз до перекрёстка. Там я остановился, «вытряхнул кирпичи из штанов» и залил в бак бензин из канистры. На адреналине даже забыл сколько же в итоге на резерве проехал. Километров 45 вроде или что-то в этом роде. Но самое забавное, что буквально через километр оказалась АЗС ТНК. ))

 

В Касимове я планировал переехать через реку и проехать через Шилово, возможно зарулить посмотреть «Пьяный лес» днём, ведь я его только ночью видел. Но не смотря на то, что я уже не раз там ездил, я перепутал поворот и вышел на Егорьевское шоссе. Когда я это обнаружил, решил уже не возвращаться, а свернуть на Рязань в Спас-Клепиках, на длину маршрута это всё равно практически не повлияло.

 

Я сделал привал в ПГТ «Гусь Железный» в придорожном кафе, и пока мне готовили обед, я переоделся в сухие вещи и снял дождевик. После обеда я отправился дальше, но остановился на мосту, чтобы сделать пару кадров. В этот момент мимо меня промчался на дымящем старом японском двухтактнике местный мотоциклист в кроссовках и без шлема. При этом он сделал попытку выполнить какой-то трюк, но у него мало что получилось.

Ближе к вечеру я наконец добрался до рязанского сервиса Moto Point, где трудится Игорь. Оттуда мы прокатились к нему в гараж, а потом пешочком прогулялись до дома. Размять булки совсем не помешало, т.к. меня опять почти всю дорогу преследовал боковой ветер, мешавший ехать стоя – недостаток высокого ЦТ в сочетании с большой парусностью. Дома я был накормлен до отвала и уложен спать на диван на кухне, причём я яростно сопротивлялся попыткам разложить диван, потому что поясница ненавязчиво намекала, что пора заканчивать путешествие – лежать распрямив ноги я уже не мог. Я действительно здорово устал за эти дни. Но усталость была чисто физической, требовался длительный привал. Разум же и душа требовали «продолжения банкета». Будь такая возможность, я бы ещё столько же проехал.

 

Меня иногда спрашивают «Не скучно путешествовать одному?». Странный вопрос. Как может быть скучно каждый день узнавать что-то новое, бывать в новых местах, знакомиться с новыми людьми?

На утро мы с Игорем дошли до гаража, там я не спеша навьючил мотоцикл, и мы разъехались в разные стороны – Игорь на работу, а я вышел на трассу М5 и направился на этот раз уже прямиком домой. Ну почти прямиком. Ещё когда я был на юге, мы с Юрой договорились, что я его предупрежу на подъездах к Москве, и последний участок пути мы прокатимся вместе. Однако работа его не отпускала, поэтому пришлось ограничиться языкочесанием на мойке самообслуживания возле его работы. Но сначала я заехал в Мр-Мото за маслом – я его заранее покупаю для следующего ТО, благо это было почти по пути. На подъездах к ТЦ СпортEX из переулка вырулил мотоциклист без шлема на спорт-туристе BMW и встал в полосу сзади за мной. Я показал ему жест «обгоняй» и он умчался вперёд. На нём были цвета мотоклуба Ночные Волки. Когда я подъехал к ТЦ, то там же стоял и его мотоцикл. Когда я заказал свечу и масло, он же молча передал продавцам свою оптовую скидочную карту, в результате покупка обошлась мне на 35% дешевле. Я поблагодарил его и пошёл к мотоциклу, где стал скидывать пластик – хотелось посмотреть, что со свечой после стольких заправок, т.к. неисправный датчик давления меня беспокоил периодическими глюками зажигания. Я предпочитаю ездить на исправной технике. Да что уж там, я даже когда не езжу, предпочитаю, чтоб аппарат стоял в заряженном состоянии, чтобы если мне вдруг стукнет в голову куда-нибудь отправиться, это можно было сделать немедленно. ))

 

Поменяв свечу, я поехал на мойку. Однако уже там я начал жалеть, что вернулся. Одна из вещей, которые меня бесят в Москве, это неумеренное ЧСВ «москвичей», которые считают, что они всё знают лучше других и имеют право других поучать. Я облил мотоцикл так называемой активной химией и стал ждать, пока откиснут чёрные точки, которыми был покрыт мотоцикл после многократных проездов по свежеуложенному асфальту. Дорожные работы мне по пути попадались очень часто, а ограждения и варианты объезда были далеко не всегда. Но тут из соседнего бокса заявился умник и высказал мне что-то вроде «Нефиг языком чесать, мой мотоцикл или освобождай бокс». Я оглянулся и не увидел какой-либо очереди из желающих воспользоваться мойкой. В другой ситуации я бы наверное нахамил в ответ, но в тот момент у меня не было желания портить себе настроение ссорами с быдлом. Я помыл мот, откатил его обсыхать, и мы с Юрой перекусили в SubWay, после чего он снова отправился работать, а я укатил домой.

 

Эпилог.

 

Путешествие закончилось, но лишь раззадорило желание путешествовать. По моим прикидкам было пройдено порядка 6500 км за 24 дня. Накопилась уйма впечатлений, некоторое количество фоток и совсем немножко видео. Я встретил много хороших людей и нескольких нехороших, но в целом, не смотря на мелкие неурядицы и местами паршивую погоду, отпуск, я считаю, удался на славу.

 

Спасибо всем, кто помогал в пути, принимал в гостях и просто интересовался ходом путешествия. Особый привет Лёхе, который сегодня (4 августа) отмечает свой день рождения где-то на склонах пика Ленина (Памир).

 

 

2
Написал 5 августа 2017 в 01:15
Рассказать
Комментарии0
Комментариев пока нет :(
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавлять комментарии