Холодный фиолетовый Алтай.

10

В начале весны, когда тепло потихоньку начинало отвоёвывать свою территорию, уже совсем не сиделось дома.

Как обычно все планы на борьбу с мотоксикозом строились вокруг Майских праздников. В этом году можно было откусить от городской жизни аж неделю (если конечно забить на два рабочих дня посередине). Но совсем забивать было нельзя, поэтому маршрут строился из расчета нахождения в эти рабочие дни в зоне мобильной связи с хоть каким-нибудь интернетом. Итак, план маршрута был следующий: Новосибирск – Бийск – Солонешное – Усть-Кан – Мультинские озёра – проезд по тропе Тюнгур-Иня – Акташ – Южный край Телецкого озера – Акташ – Новосибирск. И разумеется как обычно на нашей страничке в VK «Мотопутешествия Новосибирск» мы позвали всех желающих присоединиться к нам. Там план маршрута звучал примерно так: «В программе посещение музея Рериха, день отдыха на Мультинских озерах, проезд по тропе Тюнгур-Иня, подъём к Акташскому ретранслятору, посещение Телецкого озера.» Звучит заманчиво, не правда ли? Но, как это обычно бывает, поехали только мы с Лёхой. И вот поди пойми в чем тут причина? То ли люди думают, что с нами не интересно, то ли они все решили, что пусть эти дятлы сами едут туда где на перевалах снег еще не сошёл и ночуют там в палатках.

Как бы то ни было, месяц неспешных сборов и подготовки наших Рейсеров мог бы пройти скучно, если бы я невообразимо не хотел купить себе BMW F650 GS. По правде говоря, мы с Алексеем оба хотели поменять своих китайцев на бумеры, но у меня аж свербело. И вот за две недели до выезда, я натыкаюсь на объявление что продаётся Dakar и очень недорого. Тут же позвонил Сусанину, спросил может ли он занять мне недостающую сумму и помчался смотреть мотак.
Тут можно написать отдельную историю про то как я его смотрел, купил, а потом чинил. В двух словах мне достался мот, повидавший всё на свете. Погнута передняя вилка, не то переднее колесо, а про внешний вид я вообще молчу (но это пофиг, эндуро же). И вот представьте сколько интересного я пережил за эти пару недель экстренно исправляя всё на свете, а ведь еще надо было сварить на него багажную систему под мою новую сумку. А еще все эти развлечения проходили с почти полным отсутствием финансов, так как все было выложено за мот.
И пусть полностью подготовленный к любым приключениям китаец пылиться в гараже, я еду на не проверенном, с полу рабочей вилкой БМВ!

На дороге дакар просто чудесен, а вот когда её нет то ….. Но об этом чуть позже.
29 апреля утром в Бийске должно было пройти мероприятие по страйкболу в котором Алексей своим зорким глазом и твёрдой рукой должен был защищать честь Новосибирцев. Лично мне этот суровый вид досуга не очень интересен, но всё же захотелось хоть раз взглянуть как взрослые дяди в камуфляже носятся по лесу играя в войнушку и собирают на себя клещей. 
А значит выезд был назначен на 28 число и чем раньше, тем лучше. Тем, кто читал предыдущие мои рассказы о путешествиях с Лёхой конечно же стало понятно, что выехали мы неприлично поздно. Ну и черт с ним, я уже привык. Температура за бортом около 10 градусов, включаем подогрев грипс и в путь.


Как же приятно ехать на бумере, подвеска великолепная, за сиденье вообще отдельное спасибо немцам, а как здорово стало идти на обгон – вжух и ты уже впереди. И весь этот кайф обламывал плетущийся со скоростью 90 Лёша.
Я связался с другом по интеркому:
- Леха, я тебе перед поездкой отдал звезду на тринадцать зубов. Ты чего ползёшь как черепаха?
- Так она лежит с инструментами, не до неё мне было.
- А тебе не кажется, что сейчас самое время её поставить? – спросил я.
- Да не охота мне. Это же надо останавливаться, инструменты доставать и вообще нормально идём.
Несколько минут уговоров, и мы сворачиваем на стоянку и начинаем ритуал по замене ведущей звезды. Как говорила мудрая птичка из мультика «Лучше потратить день чтоб научиться летать, а потом за пять минут долететь.»


Двигаясь дальше, поймал себя на мысли, что мы едем по серой полоске асфальта, вокруг нас пожухлая прошлогодняя трава да голые и страшные деревья, торчащие из обочин как плохо сплетенные веники какого-нибудь пьяного дворника, а над головой мрачное свинцовое небо. А душа то у меня прям песни орёт, подпевая музыке в шлеме. Так мне было хорошо.
Через несколько часов мы добрались до Барнаула и повернув в сторону Бийска решили остановиться и поужинать. Нашли съезд с дороги (зачем-то отгороженный блоками) и решили прям на нем и расположиться. 

 


Пока я готовил еду, Сусанин как всегда уселся работать. Перекусив и напившись горячего кофе, мы начали собираться. Вдруг в двух метрах от меня я заметил, что шевельнулось что-то серое.
- Леха смотри, да это же кошка. – сказал я.
Мы подошли поближе, но она даже и не думала убегать.
- Смотри какая худая и не боится совсем. Давай её покормим что ли. – сказал Лёша.
- Да мне не жалко, вот только чем? Хлеб она есть то не будет, а колбасы у нас нет. Хотя у меня есть банка ветчины.
И я полез в недра своей сумки добывать ветчину. Пока ковырялся с банкой мне в голову пришла одна мысль, и я спросил:
- А как она здесь вообще оказалась то? С этой стороны дороги один только лес да поля. Люди на другой стороне, а она судя по всему домашняя, раз нас не боится. Что делать с ней будем?
- Давай я её через дорогу отнесу. – предложил мой друг.
Сказано – сделано. Лёха взял кошку, банку ветчины и скрылся в сумерках на другой стороне дороги. Очень быстро темнело и уже минут через пять стало совсем ничего не видно. Я уже запаковался, а Сусанин все не возвращался. Пять минут его нет, десять, пятнадцать. Всё, надо идти искать. И тут он выныривает из темноты.
- Ты ей там дом что ли строил? – с укоризной спросил я.
- Решил отнести подальше от дороги и поглубже в деревню. – пробурчал он.
Алексей позвонил своим друзьям страйкболистам и сообщил мне очень хорошую новость. Они на сегодняшнюю ночь откупили в Бийске гостиницу по очень приемлемой цене. Это означало что не надо будет ночью ставить палатку и мерзнуть в ней.
А между тем было уже темно, сильно похолодало и ехать нам оставалось еще около двухсот километров. Мы одели все свои теплые вещи и в путь.
Доехали до Бийска уже около двенадцати ночи, с горем пополам нашли ту самую гостиницу. Вот тут я впервые столкнулся с одним из больших недостатков моей огромной сумки в виде штанов. Она охренеть какая тяжелая. Но оставлять её на мотике нельзя, вдруг упрут. Крякнув я взвалил при помощи друга её себе на плечо и мы пошли заселяться. 


Наверное, увидев меня администраторша сразу решила, что с такой сумкой жить я могу никак не ниже 3 этажа (без лифта конечно). Мы покидали вещи, взяли по баночке пива и пошли на улицу отметить наше прибытие. Долго не сидели, устали, да и вставать надо было рано.
В этом путешествии мне капитально не везло со сном, а точнее с тем на чем я спал. В эту ночь пришлось спать на матрасе состоящем из острых пружин и ….. а вот ничего там похоже больше не было. «Спать» было больно и неприятно.
Уром пошел дождик и учитывая то, что я не выспался, настроение было так себе. Мне предстояло провести целые сутки в лесу с кучей незнакомых мне и бегающих туда-сюда людей. А когда Алексей сказал мне что любой алкоголь на территории игры — это табу, мне вообще плакать захотелось. Я, целый день в холодном и мокром лесу, без бухла вообще, чем я это заслужил?
Поскидали мы вещи на своих коней и поехали в лес. Там все воюющие разделены на два базовых лагеря, один лагерь находился на въезде в лес, а второй где-то в его середине. Угадайте какой из лагерей был наш? Правильно – в самой жопе. Любой эндурист легко себе представит во что превращаются весенние лесные дорожки после хорошего дождика. Мне наконец то выпал шанс испытать своего баварца на очень сколькой грязи с огромными колеями. До этого я ездил на Рейсере с весом около 150 килограмм, а тут монстр весом в 200, плюс тяжеленный баул кило на 60 и огромный задний кофр на 15-20 кг. Ох и натерпелся я там, в горку по грязи еле ползёт, всё время норовит сорвать задницу и завалиться, а держать его пипец как тяжело. В этот момент я пожалел, что не поехал на китайце и еще понял, что про наши гряземесы возле дома с Саней придётся забыть. Кое как с двумя перекурами я добрался до места стоянки.
Первым делом я разложил свой походный стульчик и первые пол часа просто сидел и молча наблюдал за копошащимся вокруг муравейником. В тот момент я, наверное, был похож на ослика Иа, наблюдающим за своим отражением в озере. «Душераздирающее зрелище». 


Огромная куча мужиков совершенно разных возрастов, одетые кто во что горазд, сбивались в кучки и то убегали в лес, то приходили обратно, чтоб раз в час возродиться как птица Феникс. Через какое-то время я начал подмерзать от сидения на одном месте и было принято решение, что надо позаботиться о собственном уюте, раз уж мне всё равно куковать тут сутки. Мне сказали, что костры где попало жечь нельзя и нужно согласовывать это с организаторами. Это я и сделал, спросил разрешения и сообщив что не бегаю по лесу и от костра не отойду ни на шаг, получил зеленый свет.

 


С костром конечно стало намного лучше. К нему постоянно подходили люди чтоб погреться и отдохнуть, ну и посидеть на моём стуле, как только я на секунду вставал, чтоб подкинуть дров.
Через несколько часов бдения за костром, ко мне обратился один из «отдыхающих»
- А чего ты тут такой грустный и трезвый сидишь?
- Так нельзя же здесь. Мне так друг сказал. – ответил я.
- Да ладно! Кому ты тут нафиг сдался? Ты же не играешь. Даже мы для сугреву немного принимаем.
Лёха гад! Вот за что? Первая мысль была сесть на мотик и поехать в магазин, но вспомнив лесную дорогу, я решил, что вот не так уж прям сильно хочу пива.
Просидел я у костра до позднего вечера. Игра должна была продолжаться аж до трёх или четырёх утра, и поскольку я не играл, то полез в палатку спать. Ночью температура опустилась где-то до 3 градусов, а земля еще ни капельки не прогрелась. Как итог я безумно замерз. Проворочавшись почти всё ночь и стуча зубами, около пяти утра я вылез из палатки. Вторая ночь без сна, намечается какая-то не хорошая традиция. Бойцы невидимого фронта вообще спать не ложились и грелись у костра, но было их как-то странно мало. Оказалось, что как только игра закончилась, большая часть тут же погрузились по машинам и разъехались по домам. Пока я пытался согреться у костра, буквально на глазах исчезли оставшиеся игроки. Мы с Лёхой позавтракали, собрались и тоже двинули из этого леса. Ехать по вчерашней дороге совсем не хотелось, но Сусанин сказал, что тут есть короткая дорога, сухая и ровная.
- А какого мы тогда вчера через жопу ехали? – спросил я.
- Так там же площадка для игры. Вчера там приготовления шли, а сейчас никого.
Поехали значит по короткой. Лёха вперед умчался, а я отстал немного. Еду я значит и понимаю, что не дорога это вовсе, а тропинка лесная, мужиками натоптанная. Упираюсь в баррикады. Рвы и холмы. Вижу по следам как проехал мой товарищ, но понимаю, что со совей торчащей по сторонам сумкой просто не протиснусь. Начал я искать глазами обходной путь и вроде даже нашел. Проехал не очень много и снова уперся в ров с холмом, и проехать вроде могу, но что за ними не вижу. Надо сходить на разведку. Вытягиваю подножку, а поставить мот не могу, он тут же проваливается в землю. Ору в микрофон, пытаясь вызвать на связь Лёху, но тщетно, далеко видать уехал. Стою как дурак посреди леса. Отъехать назад не могу, так надо слезть и толкать его, а слезть не могу. Вперед не могу, поскольку не знаю в какой ров залечу через пару метров. Повезло что рядышком стоял бетонный столб, и я кое как облокотил на него мотоцикл. Иначе стоял бы там бог знает сколько и проклинал бы этого эгоиста, что он меня тут бросил. Сходил так на разведку и понял, что ходом и с закрытыми глазами я проеду. Чуть позже я встретил Лёху едущего мне на встречу.
- Ты чего меня бросил? Я там кое как проехал. – сказал я.
- Я там на поле боя магазин от автомата потерял и поехал искать. А чего ты застрял то, там же легко.
- Это тебе легко, а у меня мотоцикл тяжелее и не привык я еще к нему. По асфальту одно, а тут совсем не так.
Посмеялись и поехали дальше. Двигались мы по второстепенным дорогам между деревнями в сторону Солонешного. 


Поскольку я ехал сзади, помимо окружающих нас красот, мне приходилось еще созерцать зад Лёхиного мотоцикла. В какой-то момент моё внимание привлекло заднее колесо, уж больно странно оно было наклонено по отношению к оси маятника.
- Лёха, тебя по дороге не мотыляет? – спросил я.
- Есть немного, а что?
- Да у тебя заднее колесо походу развалилось. Тормози давай.
Беглый осмотр выдал нам несколько лопнувших, а остаток полностью болтающихся спиц. Фигня, проходили уже. Алексей достал стульчик, инструменты и расположившись поудобнее начал колдовать со спицами. Вот только большая часть из оставшихся прикипела и не поддавалась регулировке. Поковырявшись минут пятнадцать, Лёха откинулся на стульчике и начал пересчитывать проходящих мимо коров, а потом и вовсе начал рассуждать, почему мы мотоциклисты, а не паропланеристы. Закрутив те спицы какие смогли, мы поехал дальше, решив, что вечером на стоянке разберемся с остальными. Видели бы вы какая замечательная восьмёрка получилась. Еще кучу позитива прибавил Лёха, когда на ходу пытался поправить левое зеркало, а она сделало «буньк» и осталось у него в руке.
Асфальт постепенно сменился грунтовкой и начали приближаться долгожданные горы.
Остановились по дороге и сходили в пещеру, жаль только, что смотреть там было не на что.

 


Едем мы себе спокойненько и тут Лёха просит остановиться. Нахожу на пологом повороте широкую обочину, глушу мотор, ставлю подножку и начинаю слезать, а мой бегемот начинает двигаться вслед за мной и со всего маха падает на бок. Картина маслом, я стою и хлопаю глазами, пытаясь понять, что пошло не так, а Сусанин сзади елозит на своем коне, пытаясь пристроить его подножку на камешек повыше. Оказалось, что стоим мы на довольно наклонной плоскости, а из-за поворота это не так заметно.


Что хорошо в BMW, так это инжектор и плотно закрытый бак. Хоть к верх колёсами переверни – ни капли бензина не выльется. Поэтому Лёха не торопился мне на помощь. Он сначала пофотал, потом аккуратно закрепил камеру на своём моте, а уж только потом «заспешил» мне на помощь.
Леха предложил не на долго махнуться мотоциклами и дальше ехал уже на бумере. Сначала очень осторожно и аккуратно, но уже через пару минут открутил так, что только пыль столбом.
Всё познаётся в сравнении. Я почти два года отъездил на Кроссраннере и считал его довольно мощным и удачным эндуро мотоциклом, но после Гуся он, во-первых, не ехал, а во-вторых его так трясло на грунтовке что просто ужас. Вот уж для чего нужен Гусь – он король грунтовок и плохих дорог, под ним колеса трясутся как сумасшедшие, а он плывёт словно лимузин. Понял это не только я, но и Лёша. Когда он слез с мотоцикла, глаза у него просто горели. Я почти уверен, что именно в этот момент им было принято окончательное решение не ездить этот сезон на Рейсере.
Так постепенно пробираясь через холмы, мы приближались к месту нашего очередного ночлега. Одна только мысль еще одной ночевки в палатке приводила меня в ужас, да и просто хотелось нормально выспаться. Решили поискать гостишку в Городке Усть-Кан. Буквально сразу на въезде мы нашли то что искали. Маленькое здание с вывеской «Гостиница» и дворик с воротами, да еще и тут же кафе и магазин. Заселились, поели, а ремонт и обслуживание двухколёсных решили отложить на утро следующего дня.


Когда ложились спать, я понял, что злой рок до сих пор преследует меня. Кровать то была более-менее нормальной, но как мне могло достаться детское одеяло? Проведя несколько минут в мучениях, как же мне укрыться, так чтоб ноги прикрыть или плечи, я его повернул наискосок и так и уснул.
Утро четвёртого дня мы начали с ремонта. Мне предстояло выяснить течёт ли у меня бензобак, почему перестала работать USB зарядка и что-то сделать с подножкой, а то чего доброго еще раз завалиться на небольшом наклончике. А перед Лёхой стояли следующие задачи: приклеить отвалившееся зеркало, протянуть спицы на заднем колесе, придумать как закрепить отломившуюся багажную рамку и поменять масло. В общем скучать нам не пришлось.

 


Через несколько часов мы-таки закончили это шаманство и двинулись дальше. В планах сегодняшнего дня было доехать до Мультинских озёр, а там по обстоятельствам. Почему-то все местные с кем нам довелось пообщаться и узнав куда мы держим путь в один голос говорили, что у нас с головой всё не очень хорошо и на Мультинские в лучшем случае можно подняться только на грузовике с огромными колесами, а потом глядя на наши мотоциклы приговаривали «Ну может вы и заедете». Вот это вот «Может» и «Заедете» вселяло в нас огромную уверенность, что точно заедем.
Проехав какое-то время, мы заметили справа мост, к которому вела грунтовка. Решили свернуть и посмотреть, что за мост такой и куда ведет. Скажу честно, он ввел нас в лёгкий ступор. Мост был сделан монументально, прям на века и при этом был пешеходным. Рядом стояли несколько дорогущих джипов, оставленных здесь судя по всему давно. С другой стороны моста так же шла отличная грунтовка. Мы с Алексеем начали строить разные предположения и открыв навигатор начали искать базы отдыха на другой стороне, но таковых обнаружить не удалось. Вдоволь нафотались, Лёха даже на верхушку моста залез, и поехали дальше.

 

 

 


Погода в этот день нас не очень радовала, с самого утра небо хмурилось и периодически поливало мелким и пакостным дождиком.
Одним из мест, отмеченных на карте нашего маршрута, был музей Рериха. Подъехали мы к нему спешились и никого, вообще никого. 
- Первое Мая же. Праздник. Не работает похоже. – сказал я Лёхе, но на всякий случай толкнул довольно массивную калитку. Она оказалась открытой, и мы зашли на территорию. Тут же, словно по взмаху волшебной палочки материализовалась добродушного вида женщина и предложила провести экскурсию по музею с просмотром фильма о семье Рерихов аж на пол часа. От фильма мы вежливого отказались, поскольку не располагали лишним временем, а экскурсию с удовольствием прошли.


Через несколько часов мы доехали до посёлка Мульта, откуда собственно и начинался подъем к одноименным озерам. Не останавливаясь, мы решили провести разведку боем. Дорога, если её можно так назвать, сначала оказалась легче лёгкого. Сухая и спрессованная тяжёлыми грузовиками земля с внушительными колеями. Довольно быстро на пути стали попадаться внушительные камушки и куски дороги, заполненные водой, так что приходилось объезжать эти места по склону. Еще чуть-чуть и она стала каменной.
На одном из довольно крутых подъёмов дорога разделилась. Одна шла прямо и забирала круто вверх, вторая уходила направо и казалась более пологой. Лёха ехал впереди, мы всё время держали связь по интеркому и диалог в тот момент звучал так.
- Интересно, - спросил Алексей - куда ведет эта дорогАААААЙ БЛ…..
Бац и мотоцикл уже лежит в канаве вверх колёсами, а Сусанин сидит рядом, хохочет и держит в руках левое зеркало.
- ААА я зеркало отломил.
Поводив рядом рукой, он поднял еще один кусок и сквозь смех сообщил
- Я его конкретно отломил. У меня больше нет зеркала.
Поржав от души вместе с другом, я кое как поставил на склоне свой мотак и пошел помогать поднимать его. 
Дальше дорога пошла еще круче, но очень скоро вышла на огромную поляну, расположившуюся между вершинками гор. 


Вся она была серо зеленая, покрытая ровным слоем свежей травки. Невероятное количество огромных чёрных колеей на этой травке, сходившихся в одну точку возле леса, где в заборе были ворота, наводили на две мысли. Во-первых - по этой чудно полянке проехать без боя не получиться, а во-вторых – там, где сходятся все колеи должна быть полная жжжж. Предчувствие меня не обмануло. Оглядев поляну, мы решили, что попробуем прорваться по правому краю. Проехав метров сто, я начал потихоньку уходить под землю. Щедро закидав задний кофр жирной Алтайской землицей и перебирая ногами, мне всё же удалось развернуться и вернуться на исходную позицию. Оставалось только левое направление. Там нас ждали глубоченные колеи идущие перпендикулярно нашему направлению движения. Преодолевать их приходилось с разгона, иначе гарантированно можно было повиснуть брюхом на середине этих «дорог». Кое как мы все же добрались до леса, где нас ждал забор, ворота в этом заборе и несомненно та самая жжжж про которую я думал ранее. Огромная замешенная ЗИЛами и наполненная до самых краёв водой «лужа». Я даже глубину мерить не стал, и так было понятно, что тут мы не проедем. Пока я стоял и курил, Лёха поехал вдоль забора в надежде найти лазейку. И нашел-таки. Метрах в трёхстах можно было отмотать кусок забора и проскочить. Потратив на это еще кучу времени, мы добрались до леса. Дальше шла только одна колея, но зато какая. Если в неё заехать, то выехать уже не получиться. Сусанин пошел на разведку в лес, а стоял и думал, что время уже около семи вечера и фиг его знает, что нас там ждёт впереди.
Когда Лёха вернулся я ему так и сказал
- Может ну их нафиг эти озера. Подустали мы, да и не понятно, что дальше.
- Осталось около трёх четырёх километров. Тут ехать то. Там в лесу есть тропинка, легко пройдем.
Поныл я еще немного для виду, и мы поехали. Не бросать же в самом деле друга подыхать одного в этом лесу. Подыхать так вместе.
Лес оказался раем хард энуриста. 

 

 


Лужи вперемешку с грязью, торчащие ото всюду мокрые корни. По такой грязи надо ехать ходом, перепрыгивая поваленные деревья. Вот только Лёха ехал исключительно медленно, постоянно останавливаясь и пытаясь отыскать тропинку. А я на своей не самой свежей задней резине, напоминающую дорожный слик и вовсе не мог даже тронуться уперевшись в очередной корень, сильно напоминая огромную и тяжёлую корову на льду. Силы мои от такого эндуро заканчивались прямо на глазах. Удерживать вертикально это чудо было всё сложнее и как итог я его завалил. Попытался поднять сам, понял, что вот сейчас сдохну и позвал на помощь друга. Кое как мы его подняли и в этот момент пришло понимание еще одно минуса моей огромной сумки. Первое – если ты на неё упал, то снять её и поднять мотоцикл на легке – нельзя. Второе – она полностью перекрывает заднюю ручку, за которую нужно схватиться для подъёма. Поехали дальше. Я всё время то застревал, то падал и это было уже совсем не смешно.
Наконец мы выехали на дорогу в том месте где она расходилась. Решив, что это просто две дороги, которые потом опять сойдутся, я поехал по левой. Метров через триста показался снег. Мы с Сусаниным стояли на поляне, полностью покрытой толстым слежавшимся снегом с ледяной корочкой. Пока я пытался отдышаться, Лёша сходил на разведку. Вернувшись доложил:
- Всё. Приехали. Там дальше речка с ледяными берегами по метру высотой.
- Я вот сейчас описаюсь от счастья. Сколько мы не доехали? –спросил я.
- Три километра всего.
- Это мы что, всего километр за час прошли? – глянув на время спросил я.
- Ну да.
- Надо выбираться от сюда. Скоро стемнеет и тогда мы здесь и останемся.

 


Еще когда мы поднимались вверх, я делился с Лёшей своими опасениями по поводу того, что станет с дорогой если пойдет дождь и перспектива не радовала. Как потом сказал Лёха – это я накаркал. Он пошел. Утешало только то, что не очень сильный.
Обратную дорогу через лес я помню смутно. Возможно я просто так устал, что ехал на автомате, не замечая ничего вокруг. 


К забору мы подъехали уже в сумерках, а пока разбирали и собирали его, совсем стемнело. А дальше то куда? Перед нами огромная поляна, изрытая траншеями вдоль и поперек. Днем то ты видишь метров на сто вперед и прикидываешь где газануть, а где аккуратно проползти. А тут фара выхватывает метров пять, а за холмиком вообще не понятно что. Да еб… оно всё конём. Я примерно выбрал нужное направление и дал по газам. Красиво шел, но не долго. Через минуту я сидел на брюхе по уши в грязи. И снова дружище спешит на выручку, и мы тащим его на себе. Еще через сто метров я влетаю поперек колеи. Колёса просто болтаются в воздухе. И опять мы с Лёхой его корячим, пытаясь поставить в колею. Десять минут адских мучений и успех. Дальше еду уже по колее, куда-нибудь да выведет. Выскочили на дорогу и поехали вниз. Ночью ты теряешь ориентиры, за которые днём зацепился твой глаз и местность становиться полностью не узнаваемой. 


Встали перед лужей и долго ходили вокруг с фонариками, пытаясь сообразить, тут мы проезжали или нет. Лёха ползёт вниз аккуратненько, на первой, а я так как он не могу, Дакар на такой скорости начинает глохнуть, приходиться постоянно играть сцеплением. Надоело, обгоняю Алексея и лечу вниз. Пофиг что дороги нет, одни кочки, да ямы. Ночное эндуро по такой местности да после небольшого дождика сильно бодрит скажу я вам.
И вот уже показались огоньки села. Ура, добрались. Останавливаемся на первой же попавшейся турбазе и просим затопить баню. Кое как сняли вещи с мотоциклов, скинули с себя всё мокрое и пошли на террасу готовить ужин. Почти все банки в моей сумке после падений на бок, превратились в произведение абстракциониста. 


Пока ели, пошел дождь. Нет, небеса развезлись и ливануло так, что соседние домики с трудом различались. Вот только в этот момент окончательно пришло понимание того, что задержись мы на этой горе на пол часа, обратно просто бы не спустились. Ну или переломав все на свете себе и мотоциклу. А еще на горе нет связи, вообще никакой и позвать на помощь никак не выйдет.
Отбросив неприятные мысли, мы сходили в баню, правда там не было холодной воды, только кипяток. Помылись блин. Вернулись в домик и завалились спать. 

В ту ночь я спал как убитый. Еще бы, пару дней без сна, да и ночное эндуро добили полностью.

Утро следующего дня было солнечным и чудесным. И как всегда, по сложившейся уже традиции, началось с ремонта Рейсера. Лёха полез регулировать клапана, но не для профилактики, а скорее из необходимости. Что-то его мотоцикл последнее время стал плохо заводиться. А я, разведя эпоксидную смолу попытался приклеить несчастное зеркало. 

 

 


Сегодняшний план представлял из себя покорение тропы Тюнгур-Иня. Я изначально не очень хотел лезть на эту тропу, во-первых, потому что не был готов к этому морально, а во-вторых потому что мне было страшновато ехать по узенькой тропке с огромным обрывом на тяжелом мотоцикле которому я ещё не сильно привык. Но зная Лёху я был почти уверен, что отговорить его от этого мероприятия мне не удастся. Всё же решил попытаться. И каково же было мое удивление, когда Лёха сказал, что вчера он так наэндурился, что и сам не горит желанием покорять эту достопримечательность. Вот и чудесно. Правда тут же выяснилось, что если мы не поедем по тропе Тюнгур-Иня, то придётся давать крюк несколько сотен километров. Ну и ладно, зато накатаюсь. И мы наконец-то собравшись тронулись дальнейший путь. Отъехали буквально пару километров, Лёха догнал меня с весёлыми криками Чингачгука и держа в руках отломанное зеркало. То ли эпоксидная смола ещё не успела застыть, то ли зеркало оказалось значительно настырнее нас и никак не желало оставаться на законном месте, словно говоря не место мне на Китайском мотоцикле. Было такое ощущение что Рейсер специально старался разобраться и не доехать до Новосибирска.
Спустя еще какое-то время нас остановили пограничники и попросили предъявить паспорта. Паспорта мы им конечно показали, но немало удивились. Пообщавшись с ними, мы выяснили что здесь недалеко проходит граница и стоят они здесь не просто так. Узнав, что мы собирались ехать по тропе Тюнгур-Иня, один из них повертел пальцем у виска и сказал, что там сейчас в бродах воды, наверное, метро полтора, да и снег возможно не везде сошел. Приняв к сведению эту информацию, мы окончательно уверенность в том, что делать нам сейчас там просто нечего. Но у Лёхи всё равно свербело и он уговаривал меня доехать хотя бы до первого брода, посмотреть что там да как.
Дело в том, что Лёха очень основательно готовился к этим бродам. Чего стоит только покупка кучи веревок, полиспастов, и прочих скалолазных нужностей. Перед поездкой Мы даже выезжали на базу отдыха, где Алексей пытался соорудить импровизированную переправу, а я пил коньяк и жарил шашлык.
С одной стороны я тоже очень хотел посмотреть на эти броды, но поскольку с утра мы потеряли очень много времени на ремонт, а ехать нам предстояло совсем немало, я эту идею отмел.
Сегодняшний день был совсем не похож на вчерашний, Казалось бы, ехали той же самой дорогой, но вот только яркое солнце заставляло воспринимать всё совершенно по-другому. 


Настроение было изумительное и хотелось петь от радости. В этот день с нами ничего особенного не происходило, мы просто ехали и наслаждались окружающий нас красотой. 

 

 

 

 

 


Сегодня нам надо было добраться до Акташа и остановиться в каком-нибудь месте где есть нормальная связь 3G. Не то чтобы без интернета мы с Алексеем скучали, нет, но предстояло два рабочих дня, и связь для нас была жизненно необходима.
Кто-то из друзей настойчиво рекомендовал нам не останавливаться в самом Акташе, а проехать на пару-тройку километров дальше и там остановиться на турбазе. Так мы и сделали. Прибыли туда уже около одиннадцати. Я до сих пор ума не приложу, что могло понравиться людям на этой базе. На улице стоят малюсенькие домики, освещение вокруг практически никакого, в самом домике одна-единственная розетка в которую включен обогреватель, ну а про удобства я вообще молчу. Алексей даже сходил к хозяину и попросил у него какой-нибудь тройничок, чтобы можно было зарядить телефон, в результате чего был послан далеко и надолго. А самым неприятным на тот момент оказалось то, то что интернета там нет. То есть телефон показывает, что вроде есть, а по факту фиг с маслом. Мы решили, что эту ночь как-нибудь здесь перекантуемся, а утром поедем в Акташ и найдём там нормальное место. Так и сделали. Утром доехали до Акташа и сразу на выезде (это если смотреть со стороны Новосибирска) нашли отличную гостиницу прям у дороги. Закрытый двор, беседка, мангал и даже туалет с душем не на улице.
Сегодня был рабочий день и поэтому уезжать далеко от хорошей сотовой связи было нельзя. Но мы все же собирались попробовать подняться на Акташский ретранслятор.
Хозяин гостиницы сказал, что подняться сейчас у нас туда не получиться, будь мы хоть трижды мастерами спорта по хард эндуро.
- Там сейчас снега по пояс. У вас же не с собой снегохода? Так что забудьте. – сказал он.
Правда человеком он оказался хорошим и посмотрев на мою приунывшую рожу сообщил, что тут есть еще одно не менее замечательное место про которое мало кто знает, но там тоже очень красиво. Вот и чудесно, небольшая вылазка с красивыми видами – это то что нужно сегодня.
Лёхин телефон не переставал звонить и я, присев на кровать в ожидании, когда всё это кончиться, даже уснул. Проснулся около трёх, и Алексей сказал, что вот буквально еще минут десять и можно ехать. Вышел на улицу покурить и обалдел. Валил снег. Вернее, он не падал как это обычно бывает, он летел мимо, как будто я не стоял на месте, а ехал с приличной скоростью. Но самое поразительное было то, что ветра почти не было. Невероятное ощущение, когда ты находишься внутри снежной тучи и она проноситься мимо тебя. Расстроившись, что наши планы рушатся, я пошел обратно в номер доложить обстановку.


Прошло минут двадцать и за окном стало светлее. Я снова пошел на улицу и снова обалдел. Снега не было, совсем. Ярко светило солнышко и вообще ничто не указывало на то, что тут только что летали снежинки. Ай да проказница эта Алтайсакя погода.
Лёха как раз закончил работать и мы, заперев наши пожитки в номере, налегке, поехали кататься. Решили для начала всё же съездить в сторону ретранслятора и убедиться в его недосягаемости. Мужик нам не соврал, проехав метров пятьсот от начала подъёма, мы уперлись в сугробы. 


Не беда, есть же план Б. Рванули в сторону Чибита. Там проскочив посёлок, мы обогнули гору и тут (мужик снова не обманул) нам открылась спрятанная от обычного туриста красота. 

 

 


Не буду даже пытаться её расписывать, езжайте туда и сами всё увидите. Лёха летел впереди и на развилке резко пошел вверх.
- Лёха, мы же собирались спуститься к речке и посмотреть на знаменитые пороги. – сказал я.
- Ну не хочешь, не езжай за мной. Подожди здесь, а я смотаюсь на гору и вернусь.
- Вот еще. Ты значит там виды будешь созерцать, а я тут внизу сидеть. Фиг тебе.
И я рванул за ним.
Обидно что видео не способно передать крутизну подъёма, на который ты лезешь. Смотришь его сейчас и думаешь, а чего там такого. Но когда в реальности ты прорываешься по камням и камушкам по склону, на котором нельзя остановиться (стащит назад) или боишься дать лишнего газу (переднее колесо отрывает), становиться слегка не по себе. А какие там повороты – это просто сказка. Разумеется, я немного приукрасил и далеко не весь подъём вызывает трудности, но моя память рисует его именно так. 

 


Почти добравшись до вершины, оказалось, что это вовсе не вершина, а всего лишь лес растущий на склоне и нам еще есть куда ползти. И мы ползли, но не очень долго, потому как уже во второй раз за этот день уперлись в снег. 

 


Я сказал, что дальше не поеду, закурил и принялся сушить промокшую от пота куртку. А Сусанин завел мотоцикл и героически ускакал в лес. Вскоре он вернулся, сказал, что там ничуть не лучше и мы начали спускаться.
Какая же всё-таки огромная разница между подъёмом и спуском. И я не в том плане что легче. Просто, когда ты начинаешь спускаться с горы перед тобой, наконец открываются все те леденящие душу виды. Только и успевай головой вертеть, да смотри тормоза не перегрей.
На середине спуска нас снова накрыло снежной тучей, и мы опять смогли понаблюдать за чудом снегопада, которого нет. Спустившись, мы решили, что не поедем сейчас смотреть на речные пороги и обязательно вернёмся сюда летом, всё осмотрим и излазим, а ночевать будем непременно на вершине той самой горы.
День подходил к концу, и мы поехали в магазин за провизией и пивом. Решили, что сегодня побалуем себя шашлычком. Хозяин гостиницы предупредил нас, что хоть мангал во дворе и стоит, только вот углей у него нет и их надо купить самим. Мы и купили. Только кто ж знал, что не те. Вышли из магазина, и Лёша стал заводить мотоцикл. И заводил, и заводил, и заводил, и заводил, а когда аккумулятор почти сдох начал скакать на кикстартере, аж вспотел весь. Минут через пять ему всё это надоело, и он сказал:
- Я его пешком до гостиницы откачу, тут пара километров.
- Вот еще. У меня же с собой веревка есть. А мы с тобой еще ни разу мотобуксировку не тренировали.
- Хорошо, давай попробуем. – сказал мой друг и просто ради прикола нажал на кнопку стартера. Мотоцикл тут же послушно заурчал как ни в чем не бывало.
- Да ладно! – хором закричали мы.
Мне иногда кажется, что когда говорят про то что у мотоцикла есть душа, это не такой уж и бред. Вот, например, в Лёхин сто процентов вселилась вздорная баба. Подтверждений тому было столько, что и не сосчитать.
Добрались мы-таки до гостиницы, я стал разводить мангал, а Алексей взял отвертку и полез разбирать приборку. Его мегаприкуриватель клинануло и теперь вся приборка светилась как новогодняя ёлка.

 


Я взял горелку и стал пытаться разжечь угли. Такие угли я видел первый раз в жизни, они очень сильно напоминали здоровенные козьи какашки. Сколько бы я не пытался их жечь, они упорно не хотели гореть. Пришло время идти за помощью к тому, кто скорее всего видел такой уголь чуть чаще меня.
- Я тут что-то уголь разжечь не могу. Не найдется ли у вас пару тройку брёвнышек? – спросил я.
- А ты что прессованный уголь купил? – поинтересовался хозяин гостиницы.
- Ну да. Он весит много, а места занимает мало. Идеально в кофр влазит.
- Так он нужен для того чтоб дом топить, а не для мангала. Его же хрен разожжёшь, зато потом гореть до утра будет.
- Ну так нет другого. Что делать то?
- Ладно, пошли.
Мы сходили к дровнице, взяли пару полешек и бутылку с солярой. Пол часа поливания углей и они наконец то занялись, а моя благодарность этому хорошему человеку не знает границ.
Пока мы возились с мангалом снова, уже в третий раз за этот день, пошел снег. Я сидел возле мангала в своём уютном стульчике, смотрел на летящие мимо снежинки, слушал музыку и периодически переворачивал мясо. Лёхе же не сиделось на месте, и он пошел на дорогу, пофотографировать мирно пасущихся лошадок.

 


И вдруг всю эту идиллию нарушает звук приближающегося двигателя, да не абы какого, а мотоциклетного. Я звук китайкой одностволки ни с чем не спутаю. Подлетаю я к забору и точно, ползут два замёрзших китайчика с седоками, а Лёха уже бежит им навстречу размахивая руками. Хотел я было выйти на дорогу и поздороваться, но увидел, что Сусанин уже показывает, как заехать к нам в ворота.


Так и познакомились мы с Вовой и Андреем. Оказалось, что они тоже с Новосибирска и им тоже не сидится дома. Путешествуют первый раз (это было видно по упакованности мотаков) и собирались остановиться на той базе, где мы ночевали вчера. Благо мы их от этого отговорили.
Так за чудесной беседой и шашлыком прошел оставшийся вечер, а поскольку у ребят не было четкого плана действий, они решили составить нам компанию в покорении юга Телецкого озера.
Утро было сказочным, было тепло, ярко светило солнце и ни что не напоминало о вчерашней неразберихе с погодой. И мы, уже вчетвером, поехали поглощать Алтайские километры. 


Договорились с Лёшей, что они поедут первыми. Так и сделали. И километров тридцать я так и ехал за ними со скоростью в шестьдесят километров в час, но терпение лопнуло, и я втопил.
Тут надо объясниться. Просто ребята ехали на Irbis TTR 250, а это 16 лошадей и больше 90-100 км/ч эта техника просто не едет. У Racer 28 лошадей и он спокойно может нестись и 120, ну а про BMW с его 50 лошадьми я вообще молчу. Ну не было у меня в тот день настроения тошнить. Я точно знал, что мои перекуры с лёгкостью перекрывают то расстояние, на которое я успел оторваться, поэтому они меня каждый раз нагоняли.
В какой-то момент я начал замечать, что подпрыгивая на приличных кочках мотоцикл начал издавать неприятные щелкающие звуки. Остановились на очередной перекур, и я начал осмотр мотоцикла. Вот черт, был хагер, да сплыл. Обидно блин, только купил мотик и уже сломал. Но ничего, как говорят настоящие эндуристы «На эндуро мотоциклах после покатушек остаётся только самое нужное, а всё лишнее отваливается по дороге.» Погрустил и поехали дальше. Так потихоньку мы и доехали до перевала Кату-Ярык. Сразу же забрались на смотровую площадку и начали фотографироваться. 

 

 

 


Вид с неё и правда великолепный. Но надо двигаться дальше, и мы поехали вниз.
Про перевал Кату-Ярык снято огромное количество видео и написано не мало слов и не редко встречаешь упоминание насколько он крутой и сложный. Везде говорят, что на переднеприводной машине там вообще не подняться и местные кормятся тем, что вытаскивают таких туристов наверх. Про машины ничего не скажу, но для мотоцикла это совершенно плёвая горка, особенно после нашей вчерашней прогулки по горам.
Моё небольшое разочарование перевалом было с лихвой компенсировано великолепной дорогой идущей вдоль реки Чулышман. Такие дороги словно созданы для эндуро туризма. Я специально отстал от нашей группы что бы насладиться всей этой красотой одному, сбавил скорость и начал крутить головой, пытаясь впитать в себя как можно больше чуда этого места. Кстати, именно здесь предстал перед нами своей фиолетовой феерией цветущий маральник. 

 

 

 

 


Мы разумеется видели его и раньше, но здесь его было столько, что просто ах.
Мы остановились пообедать. Быстренько разложились и начали готовить макарошки с тушенкой. И тут Вова решил сразить нас с Лёхой своей походной посудой.
- Смотрите какие клёвые чашки я купил. – сказал Вова, показывая нам набор резиновых чашек.
- Это зачем? – спросил я.
- Ну класс же. Нельзя сломать, нельзя помять. – восторгался Владимир.
- И на горелку нельзя поставить. – продолжил я его мысль.
- Для горелки у нас есть чайник.
- То есть ты таскаешь чайник и набор чашек, хотя тебе нужна всего одна? – спросил я.
- Это удобно. – ответил Вова.
- Нет. Одна большая кружка из нержавейки, в которой можно воды на троих вскипятить и из неё же попить, вот это удобно.
- А мне и так нормально. – парировал Володя.
- Вот если мне Рома начнёт рассказывать, как надо ловить рыбу, я буду внимательно слушать, а еще лучше записывать советы бывалого рыбака. А не спорить с ним. – пробурчал себе под нос Лёха.
Вот так вот пытаешься поделиться вселенской мудростью с окружающими, а она им и даром не нужна. Но ничего, всё равно придут к этим же истинам, но своей дорогой.
Всю оставшуюся дорогу мой мотоцикл скрипел и лязгал всё сильнее. На каждом перекуре я его осматривал, но ничего не находил, и мы ехали дальше.
К вечеру мы добрались-таки до единственной базы на самой южной точке Телецкого озера.
Это место оставило после себя самые неприятные воспоминания от нашей поездки, но обо всём по порядку. Сразу хочется сказать, что смотреть там вообще не на что. Нет там красивых видов, да самого озера даже не видно.


Сначала мы достаточно долго искали хоть кого-нибудь кто мог нам сдать домик. Нашли какую-то женщину, которая стала предлагать нам домик не по той цене, о которой я договаривался заранее. Потом нам всё же выделили домик. Это оказалась хибара с семью или восемью кроватями и старой полуразвалившейся печкой посередине комнаты. Женщина сказала, что сейчас затопит дом и куда-то исчезла. Появилась спустя час с маленькой охапкой дров и принялась топить. Только оказалось, что дымоход почти не работает и весь дым идёт в дом. Стало быть, пришлось открывать окна и дверь, чтоб не задохнуться. Когда дымоход начал немного тянуть, она всё позакрывала и сказала, что всё отлично и больше топить не надо. На мои попытки возразить, что весь дом выстужен, а печка толком не горела, сказала, что и так нормально и ушла. Да и черт с вами. Я пошел разбирать своего бумера, надо же было найти причину неприятных звуков. И эта причина моментально нашлась, как только я скинул свою огромную сумку. Напрочь отломленный подрамник, на котором крепился задний кофр. А не улетел он по дороге только потому что из последних сил цеплялся за мои самопальные багажные рамки. Вот это беда так беда. В близи от цивилизации я бы так не переживал, нашел бы сварочник и приварил, но тут фиг его знает есть ли он вообще и дадут ли им воспользоваться, тем более что электричества здесь нет, а есть только генератор, который включают хозяева для собственных нужд. Пошел искать сварочник. Нашел еще какую-то женщину, которая сообщила мне, что сварочник есть, но хозяин сейчас что-то отмечает и до утра не появиться.
Когда ты не можешь повлиять на ситуацию, расслабься и получай удовольствие от всего чего можешь. Так я и сделал. Взял бутылочку настойки и пошел на берег к воде. Очень скоро ко мне присоединился Лёха, а еще чуть позже появились Вова и Андрей с охапкой дров.
- Вы где дрова взяли? – спросил я.
- Там недалеко от центрального дома дровник есть. – ответил Вова.
- А их можно брать? Настучат нам по голове потом.
- Я там встретил женщину и спросил у неё где дрова лежат, она и показала. – сказал Вова.
- Надо тогда для дома тоже дрова взять, а то там просто дубак. – предложил я.
И мы пошли еще за дровами, растопили печь и снова уселись на берегу уже возле уютного костра.


Какое-то время мы наслаждались тишиной и покоем, как вдруг из темноты к нам вышли две женские фигуры и началось.
- Вы что же это творите? – кричала одна из них. – Вы знаете сколько эти дрова стоят? А вы их тут просто так на берегу палите.
- Мы же не знали, что их нельзя брать. – попытался успокоить её я.
- Кто вам вообще разрешил?
- Женщина сказала, что можно. – сказал Вова.
- Какая еще женщина? Я тут хозяйка. Это только я решаю кому можно, а кому нельзя. – не унималась она.
- Ну так мы же вас в первый раз видим. И на этой базе мы тоже в первый раз. И за дрова мы заплатим. – сказал я.
- Конечно заплатите. У нас тут вообще все со своими дровами приезжают отдыхать. – фыркнула она и ушла так же резко, как и появилась.
Вот тебе и радушные хозяева. И, казалось бы, наступила снова тишина и покой, но не тут-то было. Из темноты на наш огонёк материализовалось новое тело. Это бы маленького роста щуплый и пьяный Алтаец. Представился как Юра, местный художник, и уселся возле нашего костра.
- Вы рокеры? – спросил он.
- Почему рокеры? – поинтересовался я.
- Это же вы на мотоциклах приехали, значит рокеры.
- Панки мы. – пробурчал Лёха.
Ему явно сильно хотелось пообщаться и еще больше выпить, на что он много раз намекнул.
А вот у нас не было никакого желания слушать его пьяный трёп и тем более переводить на него оставшееся пиво. Кое как мы от него избавились, посидели еще немного и пошли спать.
Утром я вскочил ни свет, ни заря и пошел искать хозяина. Попросил у него сварочный аппарат и получив добро покатил свой полуразобранный мотик к его мастерской. Мужиком он оказался вполне нормальным, даже предложил нам с Лёхой опохмелиться. Мы вежливо отказались и пошли заниматься починкой хвоста. 

 


Спустя час всё было готово. Я подошел к хозяину и спросил:
- Сколько должен за сварочник?
- Давай бутылку водки и мы в расчете. – ответил он.
- А у нас нет водки.
- Как нет водки? – спросил он и я увидел такое недоумение в его глазах, как если бы сказал своему маленькому сыну, что Дед Мороз забыл принести ему подарок.
- Мы с собой и не брали, не пьём мы её. Пиво брали немного, но выпили всё.
- Как нет водки? – всё еще не веря своим ушам спросил он еще раз.
- Вот пятьсот рублей. Вы купите себе.
И я пулей исчез из его поля зрения, пока он во мне своим взглядом дырку не просверлил.
Мы быстренько собрались. Решили, что обратно поедем парами, мы с Алексеем едем быстрее, да и дороги наши после Акташа расходятся, нам домой, а ребята поедут дальше. Попрощались с ними и двинулись в обратный путь. Поднявшись по перевалу, отъехали от него на несколько километров и съехали с дороги пообедать. Какие же там виды.

 


Сегодня надо было доехать до Онгудая и найти там ночлег. К вечеру пошел дождь. В Онгудай мы въехали почти в одиннадцать вечера и начали искать гостиницу. Навигатор прокладывал нам маршрут по разрытым и перекрытым дорогам. Пришлось дать крюк почти через весь город пока мы не достигли искомой гостиницы. Огромный баннер с мотоциклом на нём, забор, темнота и никого. Всё закрыто. Начали искать другие. Доехали до следующей, мест нет. Там сказали, что есть еще одна и наставили на путь истинный. В последней гостинице места нашлись и не удивительно. В номере, который нам выделили воняло так, как будто перед нами тут останавливалась сотня пеших туристов и каждый забыл свои носки под кроватью. Пластиковые окна не открывались, потому что были перекошены. Кошмар, одним словом. Но делать не чего, мы устали, промокли, и замерзли, а тут все-таки тепло.
Утром быстро собрались и бегом из этой клоаки.
Погода в этот день не особо радовала. Всё небо было затянуто хмурыми свинцовыми облаками и это не предвещало ничего хорошего. Довольно скоро мы остановились на перекур, и я начал напяливать на себя всю одежду, что была у меня с собой. Поскольку начинался дождь со снегом, надел и штаны от ОЗК. Ох и офигенная же это вещь. Стал похож на Карлсона, только без пропеллера. Лёха глянув на термометр сказал, что мы перевалили за ноль и на улице уже минус. Ну вот и славно, новый рубеж в наших путешествиях пройден. Впереди был Семинский перевал. На верху снег валил уже серьёзно и похолодало еще сильнее. Ехать по скользкой дороге было немного страшновато, но мы справились. В такие моменты ощущаешь себя оленем Санта Клауса, несёшься себе в даль сквозь пургу и мороз весело позвякивая своими бубенчиками.
Спустившись с перевала, на перекуре, Алексей похвастался, что ноги у него насквозь мокрые. Он очень сильно понадеялся на свои новые крутые туристические мотоботы, но оказалось, что если в них заправить штаны из Гортекса, то по этим штанам тебе натечет в ботинки по самые колени. Лёха полез доставать свои вейдерсы. 

 


Оделся и мы поехали дальше. Вскоре опять остановились и он снял мотоботы и одел вместо них кроссовки. Всё-таки не влазит нога в вейдерсах в мотобот, точнее влазит, но её сдавливает так, что кровоток снижается и ногам становиться еще холоднее. Так он с мокрыми ногами и ехал до самого Новосиба. Как не заболел после этого ума не приложу.
А где-то на заправке возле Бйска Лёха снова закручивал разболтавшиеся спицы на заднем колесе.
Вот так вот весело и задорно и закончилось наше Майское приключение.

Есть еще фильм, но не как повторение, а скорее как дополнение к рассказу.

 

10
Написал
Ash 8 апреля 2020 в 12:41

Комментарии3

Ну, ребятушки, молодцы. Продолжайте в том же духе. И читается легко и смотрится красиво!!! Успехов вам!!!

jelovdi11 8 апреля 2020 в 22:21
3

Текст великолепен, зачитался. А уж сам Алтай это какая-то параллельная вселенная, фотки супер, подмеченные детали погружают в атмосферу. Ну и вы, конечно, моржи-самоделкины как обычно :)

Жаль что плюсов всего три в запасе.

Jackson 12 апреля 2020 в 02:52
1

Jackson, рад что вам понравилось. Наша прошлогодняя поездка в Киргизию наверное еще интереснее, жаль что у меня никак не хватает вдохновения дописать рассказ. Написал всего четверть, а уже 9 страниц.

Ash 12 апреля 2020 в 07:45
4
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавлять комментарии

Вас могут заинтересовать: